• Приглашаем посетить наш сайт
    Писемский (pisemskiy.lit-info.ru)
  • Cлова на букву "A"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    4ABBE
    3ABDICATION
    1ABLE
    2ABROAD
    2ABYSS
    6ACADEMIA
    6ACCIDENT
    2ADDISON
    4ADOLPHE
    2AFTER
    1AGENT
    6AIR
    3ALBERT
    4ALLARD
    2ALLEGRO
    2ALS
    1AMBULANT
    3AMIE
    2AMOUR
    1ANCIENT
    3ANDANTE
    2ANDRE
    1ANDREY
    1ANGELE
    1ANN
    1ANNE
    1ANTOINE
    2APOLLINAIRE
    3APPENDIX
    1APPLE
    2ARA
    2ARBITER
    1ARBOR
    1ARMY
    5ARTE
    1ARTISTE
    1ATTILA
    2AUGUSTE
    2AUGUSTIN
    1AUS
    2AUX
    3AVE
    1AVEC
    2AVEZ
    1AVRIL
    1AWAY

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову ABDICATION

    1. Автобиография (вариант 4)
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    Часть текста: "Потемкина", в Гельсингфорсе -- во время восстания в Свеаборге. Все это сейчас -- как вихрь: демонстрации на Невском, казаки, студенческие и рабочие кружки, любовь, огромные митинги в Университете и Институтах. Тогда был большевиком (теперь -- не большевик), работал в Выборгском районе; одно время в моей комнате была типография. Сражался с кадетами в студенческом Совете Старост. Развязка, конечно,-- в одиночке на Шпалерной. Политехникум кончил в 1908 г. и был оставлен при кафедре Корабельной Архитектуры. В том же году написал и напечатал в "Образовании" первый свой рассказ. Три следующих года -- инженерия, статьи в специальных технических журналах. Всерьез начал писать с 1911 г. ("Уездное" -- в "Заветах") В начале 1916 г. уехал в Англию -- строить русские ледоколы; один из самых крупных наших ледоколов "Ленин" (бывш. "Александр Невский") -- моя работа. Когда в английских газетах запестрели жирные заголовки: "Abdication of Tzar!", "Revolution in Russia" 1 -- в Англии стало невмочь; и в сентябре 1917 г. вернулся в Россию. Практическую технику здесь бросил, и теперь у меня -- только литература и преподавание в Политехническом Институте. Сидел в одиночке пока всего только два раза: в 1905--6 году и в 1922 г.; оба раза -- на Шпалерной и оба раза, по странной...
    2. Автобиография (вариант 3)
    Входимость: 1. Размер: 24кб.
    Часть текста: Конские ярмарки, цыгане, шулера, помещики -- в поддевках, в "дворянских" с красным околышем фуражках. "Царские дни", на молебне в соборе впереди всех -- исправник, за ним -- чиновники, учителя гимназии в мундирах, со шпагами, купцы с медалями на шеях. Масленичные катания по Большой улице -- в пестрых "ковровых", выехавших из 17-го века санях. Летние крестные ходы -- с запахом полыни, с тучами пыли, с потными богомольцами, на карачках пролезающими под иконой Казанской. Бродячие монахи, чернички, юродивый Вася-антихрист, изрекающий божественное и матерное вперемежку... Да полно: было ли все это? Так это далеко -- на целые века -- от нынешнего, что не веришь и сам. И все же знаю, что было, и было всего лет сорок назад. Это тамбовская Лебедянь, та самая, о какой писали Толстой и Тургенев и с какой связаны мои детские годы. Дальше -- Воронеж, серая, как гимназическое сукно, гимназия. Изредка в сером -- чудесный красный флаг, вывешенный на пожарной каланче и символизирующий отнюдь не социальную революцию, а мороз в 20° -- и отмену занятий. Впрочем, это и была однодневная революция в скучной, разграфленной гимназической жизни -- с учителями в вицмундирах, с латинскими и греческими "экстэмпорале". Из гимназического сукна вылез в 1902 году. Помню: последний день, кабинет инспектора (по гимназической табели о рангах -- "кобылы"), очки на лбу, подтягивает брюки (брюки ...
    3. Автобиография (вариант 1)
    Входимость: 1. Размер: 17кб.
    Часть текста: на глазах неизвестно куда. В блюде -- кусок еще незнакомой, некомнатной, внешней вселенной: в блюде принесли показать мне снег, и этот удивительный снег -- до сих пор. В этой же столовой. Кто-то держит меня на руках перед окном, за окном -- сквозь деревья красный шар солнца, все темнеет, я чувствую: конец,-- и страшнее всего, что откуда-то еще не вернулась мать. Потом я узнал, что "кто-то" моя бабушка и что в эту секунду я был на волос от смерти: мне было года полтора. Позже: мне года два-три. Первый раз -- люди, множество, толпа. Это -- в Задонске: отец и мать поехали туда на шарабане и взяли меня с собой. Церковь, голубой дым, пение, огни, по-собачьи лает кликуша, комок в горле. Вот кончилось, прут, меня -- щепочку --несет с толпой наружу, вот я уже один в толпе: отца с матерью нет, и их больше никогда не будет, я навсегда один. Сижу на какой-то могиле; солнце, горько плачу Целый час я жил в мире один. В Воронеже. Река, необычно странный мне ящик купальни, и в ящике (я потом вспомнил это, когда видел в бассейнах белых медведей) плещется огромное, розовое, тучное выпуклое женское тело -- тетка моей матери. Мне любопытно и чуть жутковато: я в первый раз понимаю, что это женщина. Я жду у окна, гляжу на пустую, с купающимися в пыли курами, улицу. И наконец едет наш тарантас:везут из гимназии отца, он -- на нелепо высоком сиденье, с тростью, поставленной между колен. Я жду с...

    © 2000- NIV