• Приглашаем посетить наш сайт
    Писемский (pisemskiy.lit-info.ru)
  • Cлова на букву "S"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    14SAINT
    1SANTA
    2SANTO
    1SAUVEUR
    1SAVANT
    1SCHERZO
    1SCIENCE
    1SEASIDE
    1SEIGNEUR
    1SELECTION
    1SELLER
    1SEVEN
    2SHADOW
    1SHANE
    1SHERIDAN
    1SHILLING
    1SIC
    4SICH
    2SIMON
    2SIR
    1SLAVE
    2SLAVIC
    1SLEEPING
    1SMOKING
    5SNAKE
    2SOCIETY
    1SONO
    2SOPHIE
    2SOS
    4SOUL
    1SOUS
    1SOVIET
    5STAGE
    3STANFORD
    1STANISLAVSKY
    1STEPHAN
    1STONE
    6STREET
    1STRICTLY
    2STROKE
    3STUDIES
    1SUI
    1SUNDAY
    1SUPPER
    2SUPPRESSION
    3SUR
    1SURVEYOR
    2SWAN

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову SOUL

    1. Герберт Уэллс
    Входимость: 1. Размер: 86кб.
    Часть текста: Самые кружевные, самые воздушные готические соборы построены все-таки из камня; самые чудесные, самые нелепые сказки всякой страны - построены все-таки из земли, деревьев, зверей этой страны. В лесных сказках - леший, лохматый и корявый, как сосна, и с гоготом, рожденным из лесного ауканья; в степных - волшебный белый верблюд, летучий, как взвеянный вихрем песок; в полярных - кит-шаман и белый медведь с туловищем из мамонтовой кости. Но представьте себе страну, где единственная плодородная почва - асфальт, и на этой почве густые дебри - только фабричных труб, и стада зверей только одной породы - автомобили, и никакого другого весеннего благоухания - кроме бензина. Эта каменная, асфальтовая, железная, бензинная, механическая страна - называется сегодняшним XX столетия Лондоном, и естественно, тут должны были вырасти свои железные, автомобильные лешие, свои механические, химические сказки. Такие городские сказки есть: они рассказаны Гербертом Уэллсом. Это - его фантастические романы. Город, нынешний огромный, лихорадочно-бегущий, полный рева,...
    2. Неугасимый огонь
    Входимость: 2. Размер: 11кб.
    Часть текста: помнит чудесные его сказки о морлоках и элоях, о марсианах и лунных людях, о новейшей химической шапке-невидимке, о проснувшемся спящем, о войне в воздухе? Кто забыл его причудливую и научную, лукаво-логическую и насмешливую фантастику, его аэропланы, дирижабли, лаборатории, машины, огромные будущие города, полные рева, гула, жужжанья, проводов, колес, граммофонов, газет, реклам? И вот, оказывается, мы все-таки еще не знаем Уэллса. Вы развертываете последние его романы -- и вдруг там, на асфальтовых тротуарах, среди бензиновых фимиамов, красных знамен, патентованных средств и людей в котелках -- вы встречаете... Бога. Социалист, математик, химик, шофер, аэропланный пилот -- вдруг заговаривает о Боге. После его научно-фантастических и реалистических романов -- вдруг трактат: "God the invisible King" -- "Бог -- невидимый Король"; и роман "The Soul of a Bishop" -- "Душа епископа" -- о религиозном повороте в душе англиканского священника; и роман "Joan and Peter" -- "Джоана и Питер", где герой Питер ведет диалог с Богом; и роман "The Undying Fire" -- "Неугасимый огонь", в сущности, не роман, а спор о Боге. Этот, неожиданный как будто, поворот Уэллса к религиозным темам произошел недавно, в наши последние дни-годы, с началом мировой войны, с началом европейских революций, и это объясняет все. Случилось только то, что вся жизнь сорвалась с якоря реальности и стала фантастической; случилось только то, что осуществились фантастичнейшие из прозрений Уэллса, фантастика свалилась сверху на землю. И, естественно, неугомонному авиатору надо неизбежно лететь куда-то еще выше, еще дальше, на самое верхнее небо. Нелепая как будто война, неоправданная как будто гибель миллионов людей перед многими поставила мучительный вопрос: зачем? За что? Не есть ли вся жизнь просто бессмысленный хаос? И от этого вопроса,...
    3. Уэллс
    Входимость: 1. Размер: 10кб.
    Часть текста: бытом. Был он в советской столовой; был в одной из тюрем; был в Петрокоммуне; был в школе; был в Академии наук, в Доме ученых, в Доме искусств, в издательстве "Всемирная литература", в Эрмитаже, в Институте экспериментальной медицины, на заседании Петербургского Совета. От многого, естественно, у него остались тяжелые впечатления, особенно -- по контрасту с Англией, где война мало сказалась и где жизнь катится еще по старой наезженной нетряской колее. Многое заинтересовало его: постановка школьного дела (в бывшем Тенишевском училище); теоретически идеальные планы снабжения граждан всем необходимым (в Петрокоммуне); работы Манухина и Павлова в Институте экспериментальной медицины. Петербургские писатели и журналисты принимали Уэллса в Доме искусств. Наскоро сорганизованный обед превратился в торжественное чествование английского гостя с целым рядом речей. Говорили по-русски: А. В. Амфитеатров, В. Д. Боцяновский, А. С. Грин, М. Горький, Н. Пунин, П. Сорокин, К. И. Чуковский, В. Б. Шкловский; по-английски: Ю. П. Данзас, Евг. Замятин, С. Ф. Ольденбург, В. А. Чудовский; речи говоривших по-русски -- переводились Уэллсу. Русский писатель живет сейчас в стране, где -- будем надеяться, не навсегда -- почти нет литературы и книги; об этом трудно забыть. И оттого сквозь мажор приветствий в иных речах ясно слышалась горечь. Уэллс отвечал всем говорившим сразу -- или, вернее, отвечал одному, отвечал на очень резкий упрек по адресу всей последней политики Англии. В ответе Уэллса...

    © 2000- NIV