• Приглашаем посетить наш сайт
    Мережковский (merezhkovskiy.lit-info.ru)
  • Cлова на букву "P"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    1PAGE
    1PAR
    1PARASITE
    27PARIS
    1PARK
    1PARTES
    2PARTY
    3PAS
    3PASSAGE
    4PAUL
    1PAY
    1PEN
    1PENDANT
    1PEOPLE
    3PETER
    2PETIT
    2PETITE
    4PIANISSIMO
    1PICTURE
    2PIERRE
    1PIX
    1PLACE
    2PLEASE
    6PLUS
    1POEM
    1POINT
    2POLICE
    1POLITIQUE
    1POPE
    3POST
    1POUR
    1PRESS
    1PRESTO
    1PRINCE
    2PRINCESS
    3PRO
    2PRODUCER
    1PROPOS
    2PUNCH
    1PUT

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову PARIS

    1. Современный русский театр
    Входимость: 1. Размер: 47кб.
    Часть текста: чем это было во времена Гамлета: нечисто что-то во всех государствах, нечисто что-то в целом мире; кризисом охвачена не одна только экономика, но и наука, религия, семья, искусство, театр. Одному из самых дальнозорких Гамлетов нашего времени -- Освальду Шпенглеру -- удалось это усмотреть уже несколько лет тому назад. Теперь это видят все, кто под тем или иным предлогом не закрывает глаз, теперь всюду, на устах у каждого, вопрос: "Быть или не быть?" И какой избрать путь, чтобы "быть"? Оракулов никаких больше нет. Или точнее: есть еще кое-какие, но мы им не верим; мы хотим знать. Абстрактная логика, дедукция, все это не может более ответить на гамлетовский вопрос, усложнившийся сверх всякой меры: приходится пробивать себе дорогу в потемках, ощупью, иной раз спотыкаясь, приходится искать решение на длительном пути опыта, где часто требуется тысяча ошибок, чтобы прийти к одному правильному решению. Какие бы ни совершались ошибки в гигантской лаборатории, носившей когда-то имя "Россия", ее опыты в любой отрасли представляют исключительный интерес. По своей ли или не по своей воле, лаборатория эта работает ныне на весь мир. По нраву ли ему это или не по нраву, каждому датскому принцу надобно знать, что же в этой таинственной лаборатории происходит. В особенности, если дело касается области, в которой уже достигнуты неоспоримые результаты, как, например, в русском театре. Говорю совершенно сознательно "русский...
    2. Кертис Джули: "Англичанин… московский" - Евгений Замятин и русская критика (1913—1923)
    Входимость: 1. Размер: 27кб.
    Часть текста: его литера­турной деятельности, до и после Октябрьской революции — в подборке, прямо отражающей озабоченность молодого автора формированием своей репутации. Альбом также включает в себя относительно малоизвестные от­зывы, принадлежащие перу писателей или критиков, впоследствии сыграв­ших в жизни Замятина заметную роль. Альбом представляет собой большой том (370 х 250 см) из плотной кре­мовой бумаги очень хорошего качества (108 непронумерованных страниц). Он производит впечатление подарка, вероятно, полученного писателем от жены, Людмилы Николаевны, а может быть, от заботливой матери, Марии Александровны, или сестры, Александры Ивановны: альбом вручную обер­нут дорогой, слегка ворсистой черной тканью с золотым цветочным узором. Каждая вырезка аккуратно вклеена (длинные статьи пришиты к страницам и обрезаны по их размеру), а имена авторов и названия статей тщательно вырезаны и приклеены отдельно, рядом с текстами. Замятин делал к вырезкам карандашные подписи с библиографической информацией (не всегда пол­ной), подчеркивал важные фрагменты текстов и оставлял комментарии. Сто пятьдесят восемь вырезок расположены в относительно хронологическом по­рядке, хотя они, как и страницы, не пронумерованы. В период с 1913 по 1917 год Замятин часто покидал Санкт-Петербург/Петроград, изъездив всю Россию в качестве морского инженера, а большую часть 1916 и 1917 годов провел в Англии. Очевидно, жена существенно помогла ему в собирании этих вырезок (Замятин просил ее об этом в письмах из Англии от 1916 года). Вре­менами он также...
    3. О моих женах, о ледоколах и о России
    Входимость: 1. Размер: 13кб.
    Часть текста: беспощадной зимою -- и, чтобы не быть тогда отрезанными от мира, приходится разбивать эти оковы. Россия движется вперед странным, трудным путем, непохожим на движение других стран, ее путь -- неровный, судорожный, она взбирается вверх -- и сейчас же проваливается вниз, кругом стоит грохот и треск, она движется, разрушая. И так же ход ледокола непохож на движение приличного европейского корабля. Я даже не уверен, можно ли ледокол назвать кораблем? Корабль, как всем известно, существо морское, он идет только по воде, а ледокол -- это амфибия, половину своего пути он делает по суше. По суше?! Да, по суше, потому что лед -- конечно, суша. Люди, никогда не видевшие работы ледокола, обычно представляют себе, что ледокол режет лед носом, и поэтому, должно быть, нос у него очень острый, арийский. Нет, неверно; нос у него -- русский, тяжелый, широкий, такой же, как у тамбовского или воронежского мужика. Этим тяжелым носом ледокол вползает на лед, проламывает его, с грохотом обрушивается вниз, снова влезает вверх и опять -- вниз. Льдины бьют в борта, скрежещут, ломаются с пушечным треском. Через лед нужно пробиваться, как через вражеские окопы. Это -- война, борьба, бой, к счастью, -- не человека с человеком, а человека со стихией. ... И вдруг ледяные пушки замолкли, бой затих, все остановилось. Вы выскакиваете на палубу. Неожиданная тишина --...
    4. Советские дети
    Входимость: 1. Размер: 12кб.
    Часть текста: путешествовать из Москвы в Крым и на Кавказ. Это бросается в глаза, это исключение знают, но не знают правила, нормы. Позвольте вас поэтому познакомить с моим приятелем Олегом. В мой рабочий кабинет в Ленинграде входит мой приятель Олег, мужчина 8 лет, вместе с своим отцом. Дверь -- низкая, отец входя нагибает голову, Олег ростом не большее метра, но он тоже нагибается: он чувствует себя вполне взрослым человеком. Он одет в матросскую курточку с голой шеей. Я приглядываюсь и замечаю, что на шее у него уже нет золотого крестика, который видел еще год назад. Следует диалог между мною и Олегом: Я: А, Олег! Крестик снял? Значит, Бога уже нет? ОЛЕГ (подумавши): Нет, Бог есть, но я в него больше не верю... Автор этой оригинальной теологической формулы только год пробыл в советской школе. Сегодня их школу водили на завод. Олег рассказывает мне о станках и машинах с таким же увлечением, с каким в мое время говорили о змеях и об игрушечных пистолетах. На вопрос: -- Итак, значит, ты будешь... -- он, не задумываясь, отвечает: -- Конечно, инженером. Рот у будущего инженера набит грецкими орехами -- он их обожает. Орехов на тарелке еще много, но Олег встает. -- Куда ты? Ответ -- деловым тоном: -- У нас -- заседание, завтра начинаем сбор утиль сырья. На языке советского кода "утильсырье" - это старые галоши для резиновых фабрик, железный лом для металлических заводов. Газеты призывают граждан к сбору этого материала; Олег - гражданин; ergo... Вздохнув и оглянувшись на орехи, Олег уходит, снова нагибаясь в дверях, как взрослый... Своего маленького приятеля Олега я вспомнил не случайно: в этом ребенке есть некоторые типические черты советского школьника. Я, впрочем, не...
    5. Наброски к рассказам
    Входимость: 2. Размер: 59кб.
    Часть текста: Налеты Zen'ов. Старая дева, бегущая в халате в подвал.  БАБЕНЧИКОВСКОЕ Ярославль. Старорусское, цветные, синие, звездные главы. Купеческий род Вахрамеевых. Размножились в городе: "мучные" Вахрамеевы, "табачные" Вахрамеевы. После революции: отец бежал -- и кончил в Ялте дьячком. Дети живут с поваром -- дядей Мишей -- около него (он -- единственный теперь умеет и может), почти за его счет, и он теперь -- как старший в семье. Дядя Миша -- в короткой ватной кацавейке, безбородый, розовый (гермафродит), картуз -- блином, замасленный, глаза -- мелкие, не видать. Говорит -- как китайскую молитвенную машинку крутит, наматывает и наматывает. Котлеты из мяса с душком. Это и есть -- Миша. Варфоломей -- светлые солома-волосы, маленькие ручки. Играет Бетховена, плачет: -- Так-то ведь некогда о себе в жизни подумать, а тут -- играешь и думаешь. А дома бабушка, тяжелая, и тяжелые комоды и сундуки. И бабушке не дает Варфоломей денег, не дает бархату на воротничок (мечтает о бархатном воротничке). Постепенно кухня стала центром, вокруг которого все, и повар -- царь. Нет дров зимой,...

    © 2000- NIV