• Приглашаем посетить наш сайт
    Гнедич (gnedich.lit-info.ru)
  • Cлово "СТАТЬЯ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: СТАТЬИ, СТАТЬЕ, СТАТЬЮ, СТАТЕЙ

    1. Роберт Майер
    Входимость: 33. Размер: 84кб.
    2. Вступительная статья (Переписка Ф. Сологуба и Е. И. Замятина)
    Входимость: 23. Размер: 17кб.
    3. Анненков Юрий: Евгений Замятин
    Входимость: 16. Размер: 92кб.
    4. Кертис Джули: "Англичанин… московский" - Евгений Замятин и русская критика (1913—1923)
    Входимость: 15. Размер: 27кб.
    5. Новая русская проза
    Входимость: 13. Размер: 35кб.
    6. Закулисы
    Входимость: 13. Размер: 38кб.
    7. Русская литература
    Входимость: 13. Размер: 37кб.
    8. Перегудам. От редакции "Русского современника"
    Входимость: 12. Размер: 29кб.
    9. "Пишу вам из России... " (Письма Евгения Замятина к Максимилиану Волошину)
    Входимость: 12. Размер: 27кб.
    10. Михайлов О. Н.: Гроссмейстер литературы
    Входимость: 11. Размер: 69кб.
    11. Современный русский театр
    Входимость: 11. Размер: 47кб.
    12. Воспоминания о Блоке
    Входимость: 10. Размер: 31кб.
    13. Давыдова Татьяна: Евгений Замятин и "Серапионовы братья" - из истории литературной учебы 1920-х гг.
    Входимость: 10. Размер: 31кб.
    14. Домашние и дикие
    Входимость: 9. Размер: 8кб.
    15. Москва - Петербург
    Входимость: 8. Размер: 64кб.
    16. "Грядущая Россия"
    Входимость: 8. Размер: 14кб.
    17. Вступительная статья (Письма Б. Пильняка - Е. Замятину)
    Входимость: 6. Размер: 20кб.
    18. Народный театр
    Входимость: 6. Размер: 23кб.
    19. Я боюсь
    Входимость: 6. Размер: 15кб.
    20. Письмо Сталину
    Входимость: 6. Размер: 12кб.
    21. Actualités soviétiques
    Входимость: 5. Размер: 8кб.
    22. Тетрадь примечаний и мыслей Онуфрия Зуева
    Входимость: 5. Размер: 29кб.
    23. О сегодняшнем и о современном
    Входимость: 5. Размер: 36кб.
    24. Встречи с Кустодиевым
    Входимость: 5. Размер: 27кб.
    25. Паноптикум
    Входимость: 5. Размер: 29кб.
    26. Никоненко С.: Создатель
    Входимость: 5. Размер: 43кб.
    27. Постникова Т. В.: Замятин - биобиблиографическая справка
    Входимость: 4. Размер: 14кб.
    28. Вступительная статья А. Н. Стрижева (Из переписки с родными)
    Входимость: 4. Размер: 6кб.
    29. Замятин Е. И. - в редакцию "Литературной газеты", 24 сентября 1929 г.
    Входимость: 4. Размер: 10кб.
    30. Краткая история "Всемирной литературы" от основания и до сего дня
    Входимость: 4. Размер: 45кб.
    31. "Энергия"
    Входимость: 4. Размер: 9кб.
    32. Скифы ли?
    Входимость: 4. Размер: 23кб.
    33. Биография (Энциклопедический словарь)
    Входимость: 4. Размер: 12кб.
    34. Белая любовь (Федор Сологуб)
    Входимость: 4. Размер: 20кб.
    35. М. Горький
    Входимость: 4. Размер: 29кб.
    36. Пора
    Входимость: 4. Размер: 7кб.
    37. "Вестник литературы"
    Входимость: 4. Размер: 4кб.
    38. Пильняк Б. - Замятину Е. И., 30 апреля 1922 г.
    Входимость: 3. Размер: 6кб.
    39. Презентисты
    Входимость: 3. Размер: 9кб.
    40. О литературе, революции, энтропии и прочем
    Входимость: 3. Размер: 19кб.
    41. Стрижев А.: Замятин Е. И.
    Входимость: 3. Размер: 8кб.
    42. Замятин Е. И. - Лебедеву П. И.
    Входимость: 3. Размер: 3кб.
    43. Журнал для пищеварения
    Входимость: 3. Размер: 7кб.
    44. Блокноты. Часть 14
    Входимость: 3. Размер: 18кб.
    45. Переписка Замятина
    Входимость: 3. Размер: 4кб.
    46. О равномерном распределении
    Входимость: 3. Размер: 10кб.
    47. "Записки мечтателей"
    Входимость: 3. Размер: 4кб.
    48. Пильняк Б. - Замятину Е. И., 20 ноября 1922 г.
    Входимость: 3. Размер: 5кб.
    49. Послесловие к 4 тому собрания сочинений Замятина Е. И.
    Входимость: 3. Размер: 11кб.
    50. О белом угле
    Входимость: 3. Размер: 7кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Роберт Майер
    Входимость: 33. Размер: 84кб.
    Часть текста: во всех областях человеческой жизни -- в том числе и в науке; и в науке есть свое завтра и сегодня. Сегодняшнее -- это все то, что уже устоялось, о п ределилось, пользуется общим признанием, считается неоспоримым и непогреш и мым. И вот эта-то вера в свою непогрешимость иной раз делает представителей "сегодняшней" науки элементом консервативным, задерживающим бесконечное дв и жение науки вперед. Ведь чтобы сделать шаг вперед, нужно что-то оставить за собой позади, нужно отречься от того, что позади, нужно усомниться в истинн о сти сегодняшнего -- а как же усомниться, если оно непогрешимо, как признанный догмат церкви? И служители научной "католической церкви" часто не осмеливаю т ся усомниться и не решаются шагнуть вперед, и топчутся на месте -- пока не появится смелый научный еретик, научный революционер, носитель научного "за в тра". Судьба научных еретиков -- такая же, как судьба еретиков религиозных: на еретика воздвигают гонение, еретика отлучают от непогрешимой почитаемой "научной церкви"; над еретиком издеваются. И часто только после смерти еретика -- его идеи побеждают и оцениваются по достоинству. Еретиком был в 16-ом веке Коперник, положивший основание современной астрономии. Еретиком был и его продолжатель Галилей, осмелившийся учить, что земля вертится вокруг солнца -- хотя астрономическая наука две тысячи лет твердила, что солнце движется, а земля -- неподвижна. Еретиком был Джордано Бруно, провозглашавший бесконечность вселенной и множественность миров: его сожгли на костре. Еретиком был Фультон, заявивший, что он построил судно, которое движется без весел и паруса -- пароход; над Фультоном смеялись. Но что говорить о временах более или менее отдаленных; даже и теперь, когда наука усвоила правильный взгляд, что все, кажущееся непогрешимым, непогрешимо только относительно, непогрешимо только сегодня, -- даже и теперь иной раз обнаруживаются следы прежнего преклонения перед...
    2. Вступительная статья (Переписка Ф. Сологуба и Е. И. Замятина)
    Входимость: 23. Размер: 17кб.
    Часть текста: на заседаниях Правления Петроградского отделения Союза писателей, на литературных вечерах, входят вместе в жюри литературного конкурса. 12 августа 1923 г. Евгений Иванович сообщил жене Людмиле Николаевне 3 : ""Петроград" 4 объявляет конкурс на роман. В жюри Сологуб и я, и критики Горнфельд, Раз<умник>-Иванов и Эйхенбаум" 5 . Замятин бывает в гостях у Сологуба. В биографических записях Анны Андреевны Ахматовой, сделанных П. Н. Лукницким, читаем: "2-го марта вечером была у Ф. К. Сологуба; было очень скучно ("скучнее, чем на эстраде"), было много чужих. АА (Ахматова. -- А. Г. и М. Л.) не выдержала и сбежала вместе с Замятиными. Они повели ее в Союз драматических писателей, где было еще скучнее..." 6 Встречи Сологуба и Замятина продолжаются летом 1924, 1925 и 1926 годов: Сологуб снимал дачу в Детском Селе (Царское Село) по адресу: Колпинская ул., дом 20, кв. 5. В этом же доме жил Р. В. Иванов-Разумник -- известно, что Замятин часто навещал его в это время. Для Замятина Сологуб в эти годы остается "живым классиком", в нем Замятин видит "единственный уцелевший мост, который связывал нас с славным прошлым русской литературы" 7 . Внимание к творчеству Сологуба восходит к началу пути Замятина в литературе. 7 сентября 1913 г. он цитирует Л. М. Василевского: "... у меня на руках был соверш<енно> случайно No "Бирж<евых> Вед<омостей>". Утренний выпуск. Там фельетон Л. Василевского о поэзии и литературе. Читаю о том -- о сем, и между прочим фразу: "нельзя сказать, что в литературе нет талантов... В наше время, когда пишут Л. Андреев, Мережковский, Сологуб... Когда появилась плеяда таких молодых, как И. Шмелев, Саша Черный, Замятин, Винниченко и др. и затем...
    3. Анненков Юрий: Евгений Замятин
    Входимость: 16. Размер: 92кб.
    Часть текста: С Евгением Замятиным, самым большим моим другом, я впервые встретился в Петербурге, в 1917 году. Значение Замятина в формировании молодой русской литературы первых лет советского периода - огромно. Им был организован в Петрограде, в Доме Искусств, класс художественной прозы. В этой литературной студии, под влиянием Замятина, объединилась, и сформировалась писательская группа "Серапионовых братьев": Лев Лунц, Михаил Слонимский, Николай Никитин, Всеволод Иванов, Михаил Зощенко, а также - косвенно - Борис Пильняк, Константин Федин и Исаак Бабель. Евгений Замятин был неутомим и превратил Дом Искусств в своего рода литературную академию. Количество лекций, прочитанных Замятиным в своем классе, лекций, сопровождавшихся чтением произведений "Серапионовых братьев" и взаимным обсуждением литературных проблем, и, разумеется, - прежде всего, - проблем литературной формы, - было неисчислимо. К сожалению, текст замятинских "Лекций по технике художественной прозы", который уцелел, несмотря на истекшие годы, не был до сих пор, за некоторым исключением, нигде опубликован. Я приведу здесь несколько заглавий из этого цикла: "Современная русская литература", "Психология творчества", "Сюжет и фабула", "О языке", "Инструментовка", "О ритме в прозе", "О стиле", "Расстановка слов", "Островитяне" (пример), "Чехов", "Футуризм"... 1 Эти лекции представляют собой несомненный интерес. Они не страдают педантизмом. "Я с самого начала отрекаюсь от вывешенного заглавия моего курса. Научить писать рассказы или повести - нельзя. Чем же мы будем тогда заниматься? - спросите вы. - Не лучше ли разойтись по домам? Я отвечу: нет. Нам все-таки есть чем заниматься... ... Есть большое искусство и...
    4. Кертис Джули: "Англичанин… московский" - Евгений Замятин и русская критика (1913—1923)
    Входимость: 15. Размер: 27кб.
    Часть текста: литературный дебют Замя­тина — публикация повести «Уездное», по 1923 год, незадолго до официаль­ного запрещения романа «Мы» [1] . Таким образом, в альбоме представлены критические отзывы на работы Замятина за первое десятилетие его литера­турной деятельности, до и после Октябрьской революции — в подборке, прямо отражающей озабоченность молодого автора формированием своей репутации. Альбом также включает в себя относительно малоизвестные от­зывы, принадлежащие перу писателей или критиков, впоследствии сыграв­ших в жизни Замятина заметную роль. Альбом представляет собой большой том (370 х 250 см) из плотной кре­мовой бумаги очень хорошего качества (108 непронумерованных страниц). Он производит впечатление подарка, вероятно, полученного писателем от жены, Людмилы Николаевны, а может быть, от заботливой матери, Марии Александровны, или сестры, Александры Ивановны: альбом вручную обер­нут дорогой, слегка ворсистой черной тканью с золотым цветочным узором. Каждая вырезка аккуратно вклеена (длинные статьи пришиты к страницам и обрезаны по их размеру), а имена авторов и названия статей тщательно вырезаны и приклеены отдельно, рядом с текстами. Замятин делал к вырезкам карандашные подписи с библиографической информацией (не всегда пол­ной), подчеркивал важные фрагменты текстов и оставлял комментарии. Сто пятьдесят восемь вырезок расположены в относительно хронологическом по­рядке, хотя они, как и страницы, не пронумерованы. В период с 1913 по 1917 год Замятин часто покидал Санкт-Петербург/Петроград, изъездив всю Россию в качестве морского инженера, а большую часть 1916 и 1917 ...
    5. Новая русская проза
    Входимость: 13. Размер: 35кб.
    Часть текста: него делилась на две половины: "боже, царя храни" -- одна, и другая -- все прочее; встают -- стало быть, из первой половины, не встают -- значит, из второй, из "не-боже-царя". Иного эха писатель сейчас не слышит: критики художественной, профессиональной -- нет. И вот поневоле мне, беллетристу, приходится на час выйти из хоровода и посмотреть со стороны: кто, как, куда. Хоровод -- посолонь, слева направо. И левейшее: "пролетарские беллетристы". Их нет. Они есть, но нет пока ни одного, какому дано было бы пережить завтра и войти в историю литературы -- хотя бы даже не через парадную дверь. Несмотря на создание специальных инкубаторов, никакой пролетарской литературы высидеть не удалось, и теперь уже не редкость услышать честное признание: "мы напрасно создавали искусственно пролетарскую литературу, организуя пролеткульты, ибо пролеткульты никого и ничего не дали" {Из докладов в Петербургском Совете в 1922 г.}. Они и не могли дать: догма, статика, консонанс -- мешают заболеть искусством, во всяком случае наиболее сложными его формами. Правда, в московской "Кузнице" и "Горне" выковалось несколько несомненных поэтов (Казин, Обрадович, Александровский). Но ведь прав Андрей Белый, когда в одной из своих статей говорит: "Написать... прозой -- труднее, чем стихом. И оттого исторически она появляется несравненно позже...

    © 2000- NIV