• Приглашаем посетить наш сайт
    Гаршин (garshin.lit-info.ru)
  • Cлово "ИВАНЫЧ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ИВАНЫЧУ, ИВАНЫЧА, ИВАНЫЧЕМ, ИВАНЫЧЕ

    1. Наводнение
    Входимость: 113. Размер: 60кб.
    2. Африканский гость
    Входимость: 35. Размер: 103кб.
    3. На куличках. 7. Человечьи кусочки.
    Входимость: 24. Размер: 9кб.
    4. На куличках. 8. Соната.
    Входимость: 22. Размер: 7кб.
    5. На куличках. 4. Голубое.
    Входимость: 20. Размер: 7кб.
    6. На куличках. 14. Снежный узор.
    Входимость: 20. Размер: 7кб.
    7. На куличках. 5. Сквозь Гусляйкина .
    Входимость: 18. Размер: 7кб.
    8. На куличках. 2. Картофельный Рафаэль.
    Входимость: 17. Размер: 8кб.
    9. На куличках. 11. Великая.
    Входимость: 16. Размер: 9кб.
    10. На куличках. 22. Галченок.
    Входимость: 14. Размер: 7кб.
    11. На куличках. 1. Божий зевок.
    Входимость: 13. Размер: 4кб.
    12. На куличках. 23. Хорошо и прочно.
    Входимость: 13. Размер: 7кб.
    13. Непутевый
    Входимость: 13. Размер: 51кб.
    14. На куличках. 13. Кладь тяжелая.
    Входимость: 13. Размер: 6кб.
    15. На куличках. 20. Пир на весь мир.
    Входимость: 11. Размер: 9кб.
    16. На куличках. 24. Поминки.
    Входимость: 11. Размер: 5кб.
    17. Лекции по технике художественной прозы. Очерк новейшей русской литературы
    Входимость: 7. Размер: 46кб.
    18. Колумб
    Входимость: 7. Размер: 50кб.
    19. На куличках. 17. Клуб ланцепупов.
    Входимость: 6. Размер: 6кб.
    20. Пещера
    Входимость: 5. Размер: 28кб.
    21. Пещера
    Входимость: 4. Размер: 20кб.
    22. На куличках. 16. Пружинка.
    Входимость: 4. Размер: 6кб.
    23. На куличках. 19. Мученики.
    Входимость: 2. Размер: 6кб.
    24. Блокноты
    Входимость: 2. Размер: 36кб.
    25. Блокноты. Часть 10
    Входимость: 2. Размер: 48кб.
    26. Дубы. Наброски к роману
    Входимость: 1. Размер: 116кб.
    27. Землемер
    Входимость: 1. Размер: 30кб.
    28. Блокноты. Часть 11
    Входимость: 1. Размер: 57кб.
    29. Тетрадь примечаний и мыслей Онуфрия Зуева
    Входимость: 1. Размер: 29кб.
    30. Рассказ о самом главном
    Входимость: 1. Размер: 69кб.
    31. Лекции по технике художественной прозы. О языке
    Входимость: 1. Размер: 58кб.
    32. На куличках. 6. Лошадиный корм.
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    33. Письменно
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    34. Блокноты. Часть 12
    Входимость: 1. Размер: 65кб.
    35. Паноптикум
    Входимость: 1. Размер: 29кб.
    36. Икс
    Входимость: 1. Размер: 38кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Наводнение
    Входимость: 113. Размер: 60кб.
    Часть текста: Васильевского Острова далеким морем лежал мир: там была война, потом революция. А в котельной у Трофима Ивановича котел гудел все так же, манометр показывал все те же девять атмосфер. Только уголь пошел другой: был кардиф, теперь - донецкий. Этот крошился, черная пыль залезала всюду, ее было не отмыть ничем. Вот будто эта же черная пыль неприметно обволокла все и дома. Так, снаружи, ничего не изменилось. По-прежнему жили вдвоем, без детей. Софья, хоть было ей уже под сорок, была все так же легка, строга всем телом, как птица, ее будто для всех навсегда сжатые губы по-прежнему раскрывались Трофиму Ивановичу ночью - и все-таки было не то. Что "не то" было еще не ясно, еще не отвердело в словах. Словами это в первый раз сказалось только позже, осенью, и Софья запомнила: это было ночью в субботу, был ветер, вода в Неве поднималась. Днем на котле у Трофима Иваныча лопнула водомерная трубка, нужно было пойти и взять запасную на складе при механической. В мастерской Трофим Иваныч не был уже давно. Когда он вошел, ему показалось: не туда попал. Раньше здесь все шевелилось, подзванивало, жужжало, пело - будто ветер играл стальными листьями в стальном лесу. Теперь в этом лесу была осень, ремни трансмиссии хлопали вхолостую, сонно ворочались только три-четыре станка, однообразно вскрикивала какая-то шайба. Трофиму Иванычу стало нехорошо, как бывает, если стоишь над пустой, неизвестно для чего вырытой ямой. Он поскорее ушел к себе в котельную. К вечеру вернулся домой - все еще было...
    2. Африканский гость
    Входимость: 35. Размер: 103кб.
    Часть текста: Пение предпочитает разговору. Витька Жудра, рыж, быстр, вихраст и остр. В другие века из него бы вышел Тиль Уленшпигель, в наше время он будет неугомонным строителем, для чего, впрочем, ему надо поступать в Высшую Техническую Школу. Доктор, громаден, все в нем неповоротливо и лениво, за исключением мозгов. Глаза у него -- какого бы они ни были цвета -- все равно голубые, как полагается у мечтателей. Илья, сын своего отца -- доктора -- и приятель Жудры. Всегда и все говорит увесисто и серьезно, и потому, что бы он ни говорил -- ему нельзя не верить. Чупятов, уездная власть, бывший литейщик. Своего положения немного стесняется. Казимир Казимирович Превосходный, его секретарь. Не стесняется. Сосулин, из Москвы, поэт. Запряжен в огромные американские очки. Очки -- главная часть его организма, все остальное мало заметно. Дарья, геркулесиха, исполняющая обязанности домработницы у дьякона. Унтер Иваныч, по паспорту Гунтер Иоганн, случайно застрявший в городке военнопленный. Обучает граждан музыке и сам обучается русскому языку. Африканский гость, очень странный.  ЧАС ПЕРВЫЙ Палисадник перед домом Малафея Ионыча -- рядом с церковью. В доме открыты окна. Малафей Ионыч (один за столиком под окном. Пьет квас и записывает документы в загсовую книгу) . Мулюкин, Иван Петров... тридцати двух лет... И Окомелкина, Марья... лет... лет... девятнадцати. Первым браком. Сережечкин... Федор Матвеев... двадцати двух лет... В церкви звон. Малафей Ионыч начинает креститься -- услышал фырканье подошедшего Жудры, испуганно отдергивает руку. Кто... кто это? А-а, это ты! Ну? Жудра. Та-ак-с, Малафей Ионыч... Помоля Богу...
    3. На куличках. 7. Человечьи кусочки.
    Входимость: 24. Размер: 9кб.
    Часть текста: куличках 7. Человечьи кусочки. 7. Человечьи кусочки. Молочко пристал к Андрею Ивановичу, как банный лист. -- Нет уж, атанде. Месяц уж, как приехал, и ни разу в собрание не заглянул, -- можете себе представить? Это с вашей стороны свинство. К Шмитам, небось, каждый день шлындаете! Андрей Иваныч зарозовел чуть приметно. "Правда, если и сегодня пойти к Шмитам, -- это уж будет окончательно ясно, это значит -- сознаться"... Что -- ясно и в чем -- сознаться, этого Андрей Иваныч еще и себе сказать не насмелился. -- Ладно, чорт с вами, иду, -- отмахнулся Андрей Иваныч. В раздевальной висело десятка полтора шинелей. Краска еще сырая малость: ноги прилипали к полу, пахло скипидаром. Молочко без отдыха молол что-то над ухом, забивал мусором Андрею Иванычу голову: -- Ну, что, каково у нас? А каланча-то наверху! Новенькое, а? Нет, а вот, можете себе представить: слыхал я, будто есть такая несгораемая краска, каково, а? А вы читали, как у французов театр с людьми погорел, а? Сто человек, каково? Я за литературой очень слежу... Наверху в зале табашники так натабачили, что хоть топор вешай. И в гомоне, в рыжем тумане -- не люди, а только кусочки человечьи: там -- чья-то лысая, как...
    4. На куличках. 8. Соната.
    Входимость: 22. Размер: 7кб.
    Часть текста: сказал. Только удивлялся очень, что пустяки -- на три дня. "А я, говорит, думал"... Вы не знаете, за что? -- Что-то с генералом у него вышло, а что -- не знаю... Андрей Иваныч сразу сел за рояль. Весело перелистывал свои ноты: "А Шмита-то нет, а Шмита посадили". Выбрал Григовскую сонату. Уж давно Андрей Иваныч в нее влюбился: так как-то, с первого же разу по душе ему пришлась. Заиграл теперь -- и в секунду среди мутного засиял зелено-солнечный остров, и на нем... Нажал левую педаль, внутри все задрожало. "Ну, пожалуйста, тихо -- совсем тихо, еще тише: утро -- золотая паутинка... А теперь сильнее, ну -- сразу солнце, сразу -- все сердце настежь. Это же для тебя -- смотри, на..." Она сидела на самодельной, крытой китайским шелком тахте, подперла кулачком узкую свою и печальную о чем-то мордочку. Смотрела на далекое -- такое далекое -- солнце. Андрей Иваныч играл теперь маленький, скорбный четырехбемольный кусочек. ... Все тише, все медленней, медленней, сердце останавливается, нельзя дышать. Тихо, обрывисто -- сухой шопот -- протянутые, умоляющие о любви, руки -- мучительно пересохшие губы, кто-то на коленях... "Ты же слышишь, ты слышишь. Ну вот -- ну, вот, я и стал на колени, скажи, может быть, нужно что-нибудь еще? Ведь все,...
    5. На куличках. 4. Голубое.
    Входимость: 20. Размер: 7кб.
    Часть текста: на голубом, а то вот -- растут, поднялись, подперли стены -- синие нестерпимо. А мимо глаз плавно плывет в голубое в глубь Богородицына пряжа, осенняя паутинка, и долго следит Андрей Иваныч за нею глазами. Кто-то сзади его кричит на солдата: --... Где у тебя три приема? Ж-животина! Проглотил, смазал? Но не хочет, не слышит Андрей Иваныч, не обертывается назад, все летит за паутинкой... -- Ну что, танбовскай? Или нравится -- загляделся-то? Делать нечего, оторвался, обернулся Андрей Иваныч. С усмешкой глядел на него Шмит -- высокий, куда же выше Андрея Иваныча, крепкий, как будто даже тяжелый для земли. -- Нравится ли? Уж очень это малое слово, капитан Шмит. Ведь я, кроме Цны тамбовской, ничего не видал -- и вдруг... Подавляет... И даже нет: весь обращаешься в прах, по ветру летишь вот, как... Это очень радостно... -- Да что-о вы? Ну-ну! -- и опять Шмитова усмешка, может -- добрая, а может -- и нет. Для Андрея Иваныча она была доброй: весь мир был добрый. И он неожиданно даже для себя, благодарно пожал Шмиту руку. Шмит потерял усмешку -- и лицо его показалось Андрею Иванычу почти-что даже неприятным: неровное какое-то, из слишком твердого сделано, и нельзя было, как следует заровнять -- слишком твердое. Да и подбородок... Но Шмит уже опять улыбался: -- Вы соскучились, кажется, со своим денщиком? Мне говорил Нечеса. -- Да, уж чересчур он -- "точно так"... Хочу поменяться на какого угодно, только бы... -- Так вот, меняйтесь со мной? Мой Гусляйкин -- пьяница, говорю откровенно. Но до чрезвычайности веселый малый. -- Спасибо, вот уж спасибо вам! Вы мне очень много... Простились. Андрей Иваныч шел домой, весь еще полный голубого. Итти бы ему одному и нести бы в себе это бережно... Да увязался Молочко. -- Ну что, ну что? -- подставлял он Андрею Иванычу розовую, глупоглазую свою мордочку: охота узнать...

    © 2000- NIV