• Приглашаем посетить наш сайт
    Лермонтов (lermontov.niv.ru)
  • Cлово "ЧЕРНЫЙ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЧЕРНЫЕ, ЧЕРНАЯ, ЧЕРНОЙ, ЧЕРНОМ

    1. Север
    Входимость: 23. Размер: 88кб.
    2. Один
    Входимость: 22. Размер: 70кб.
    3. Дубы. Наброски к роману
    Входимость: 18. Размер: 116кб.
    4. Рассказ о самом главном
    Входимость: 16. Размер: 69кб.
    5. Наводнение
    Входимость: 15. Размер: 60кб.
    6. Ёла
    Входимость: 15. Размер: 39кб.
    7. Огни св. Доминика
    Входимость: 12. Размер: 89кб.
    8. Ловец человеков
    Входимость: 11. Размер: 44кб.
    9. Детская
    Входимость: 11. Размер: 19кб.
    10. Наброски к рассказам
    Входимость: 10. Размер: 59кб.
    11. Бич Божий. Глава 7
    Входимость: 9. Размер: 36кб.
    12. Бич Божий. Глава 2
    Входимость: 9. Размер: 22кб.
    13. Икс
    Входимость: 9. Размер: 38кб.
    14. Сказка об Ивановой ночи и маргаритке
    Входимость: 8. Размер: 16кб.
    15. Колумб
    Входимость: 8. Размер: 50кб.
    16. Блокноты. Часть 15
    Входимость: 7. Размер: 98кб.
    17. Девушка
    Входимость: 7. Размер: 26кб.
    18. Бич Божий
    Входимость: 6. Размер: 17кб.
    19. Островитяне. 7. Руль испорчен
    Входимость: 6. Размер: 10кб.
    20. Блокноты. Часть 4
    Входимость: 6. Размер: 37кб.
    21. Полуденница
    Входимость: 6. Размер: 36кб.
    22. Три дня
    Входимость: 5. Размер: 48кб.
    23. Автобиография (вариант 1)
    Входимость: 5. Размер: 17кб.
    24. Чрево
    Входимость: 5. Размер: 28кб.
    25. Сподручница грешных
    Входимость: 5. Размер: 19кб.
    26. Бич Божий. Глава 6
    Входимость: 5. Размер: 15кб.
    27. Островитяне. 15. Серо-белая чешуя
    Входимость: 5. Размер: 6кб.
    28. Лекции по технике художественной прозы. Чехов
    Входимость: 5. Размер: 44кб.
    29. Роман "Мы". Запись 27-я
    Входимость: 4. Размер: 11кб.
    30. Блокноты. Часть 11
    Входимость: 4. Размер: 57кб.
    31. Воронский А. К.: Литературные силуэты. Евг. Замятин.
    Входимость: 4. Размер: 57кб.
    32. Общество почетных звонарей
    Входимость: 4. Размер: 120кб.
    33. Анненков Юрий: Евгений Замятин
    Входимость: 4. Размер: 92кб.
    34. О сегодняшнем и о современном
    Входимость: 4. Размер: 36кб.
    35. Блокноты. Часть 12
    Входимость: 4. Размер: 65кб.
    36. Знамение
    Входимость: 4. Размер: 24кб.
    37. А. П. Чехов
    Входимость: 4. Размер: 47кб.
    38. Автобиография (вариант 3)
    Входимость: 4. Размер: 24кб.
    39. Роман "Мы". Запись 37-я
    Входимость: 4. Размер: 7кб.
    40. Роман "Мы". Запись 32-я
    Входимость: 3. Размер: 11кб.
    41. Островитяне. 13. Туманные приключения
    Входимость: 3. Размер: 9кб.
    42. Краткая история "Всемирной литературы" от основания и до сего дня
    Входимость: 3. Размер: 45кб.
    43. Землемер
    Входимость: 3. Размер: 30кб.
    44. О синтетизме
    Входимость: 3. Размер: 23кб.
    45. Бич Божий. Глава 4
    Входимость: 3. Размер: 20кб.
    46. Африканский гость
    Входимость: 3. Размер: 103кб.
    47. Киносценарий. Пиковая дама
    Входимость: 3. Размер: 37кб.
    48. Чехов
    Входимость: 3. Размер: 17кб.
    49. Роман "Мы". Запись 9-я
    Входимость: 3. Размер: 7кб.
    50. Хряпало
    Входимость: 3. Размер: 4кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Север
    Входимость: 23. Размер: 88кб.
    Часть текста: сотни розовых, пронзительных; оранжевый дым летит, белоголовый зуёк испуганно вынырнул из дяденьких сапог -- и скорей за работу. День в полном ходу. И тут сверху, из собственной конторы спускается в лавку хозяин, Кортома, веселый, дымит коротенькой трубочкой, скулы медно сияют. Женки из становища пришли к Кортоме за мукой, за солью. Сам, собственноручно, всякой записывает долг в зелененькую книжку: все тут -- у Кортомы в зелененькой книжке. И милостиво королюет Кортома, милостиво шутит с женками. -- Эй ты, холмогорка, чего у тебя за пазухой-то напхато? Вот ведь только чуть отвернись... Ничего, говоришь? А ну, дай-кось... У холмогорки грудь -- горячая, ёрзкая. И вот никак Кортома не вспомнит: была ли, нет ли у него наверху, в собственной конторе? На всякий случай ставит Кортома в книжечке метку: букву Н. В углу холмогорка -- вся кумач -- застегивает кумачовую кофту Бабка Матрена-Плясея, широкая, теплая -- русская печь-мать, помогает холмогорке, уговаривает ее, как дите: -- Молчи-молчи, ш-ш... Ведь все на местях осталось, ну? Чего южишь мухой? Бабке Матрене товар выдается без записи: с...
    2. Один
    Входимость: 22. Размер: 70кб.
    Часть текста: -- Отчего он не спит никогда? Вздрагивает тьма, шепчет страшную мысль: -- Быть может, уже безумный он -- мечется там? А он все ходит, неведомый, взад и вперед -- целые ночи. Без конца. Не взойдет никогда солнце. Вечно будет ходить он, страшный, внизу... И вдруг -- замолк глухою, темною ночью. -- Где он? Умер? Увезли его? Молчат стены кругом.  * * * Пустой гроб внизу. Немые стены кругом. Как слепые вихри во тьме -- безумные мысли. Все ходить, ходить... -- Как тот, что был внизу. А потом увезут так же ночью? Семь шагов, семь шагов. Толпятся, гонятся стены. Мелькают старые надписи. Чьи-то имена, забытые, полустертые, чьи-то стихи, скорбные, рыдают на холодном камне. Кто их писал? И где теперь они и их муки? За окном -- колокола, звонят -- плачут, далеко где-то, чуть слышно. Там, далеко -- странный огромный мир. Люди -- идут, спешат, говорят впивают мысли друг друга. Люди! Сердце бьется в холодные стены, задыхаясь, как воздуха ищет их... Люди! Тихо. Пустой гроб внизу. Немые стены кругом. Чуть слышно колокола звонят -- плачут: уже утро. Длинными, бледными лучами ухватился рассвет за решетку, повис мелкой сеткой дождя над тюремным двором. -- Там ходят теперь. К ним, к ним!  * * * Там внизу -- их шестнадцать. Запертых в шестнадцати клетках. Налегли сверху мокрые, тяжелые тени -- от каменных стен. Ни звука, ни слова. Тихо -- будто нет там живых людей. Невнятным пятном мелькнет лицо, и на нем две черных точки -- глаза. Мелькнет -- исчезнет. Взад и вперед мечутся. Взад и вперед. Кружат, как дикие звери, все быстрее бегут. Некуда -- взад и вперед... Уже нет больше сил ходить и биться мыслью о стены, о дверь, о решетку -- они стоят, прислонившись к забору, и вверх смотрят. Маленький, четырехугольный клочок неба...
    3. Дубы. Наброски к роману
    Входимость: 18. Размер: 116кб.
    Часть текста: роману Шли с дамой через Марсово поле. За Троицким мостом -- облака уже летние -- куполом. А под ногами снежная жижа, гнусно хлюпает, засасывает ногу, и совсем не верится, что весна, и никакой радости. Старушка остановилась перед лужей: не перешагнуть. Набрала камушков: набросает на лужу камушков -- ступит, опять набросает -- опять ступит... Стоит девочка на углу, плачет -- навзрыд. Беленькая, лет 9-8. Дама подходит к ней -- так жалко. Погладила по головке -- и ласково: -- Ты чего, миленькая, плачешь, а? Обидел кто? А? Девочка обернулась: -- А тебе што? В морду хошь?.. "Не могу же я бросить насиженный кусок хлеба", -- писал виленский гражданин. Мужик привез себе рояль. В дверь избы не входит: не рубить же дверь? Отпилили бок у клавиатуры. -- Да ты что же это делаешь? -- А что? Там еще осталось довольно -- ребятам хватит. Попросили мужика свезти в усадьбу X. Зима. Повез -- ухмыляется. В поле остановился. -- Ну что же, скоро будет? -- Что? -- Усадьба. -- Да вот она, тут: ты валенцем копни -- увидишь. Копнула: под снегом закоптелые кирпичи. По деревне слух идет: Вшей всех взяли на учет, Стали баб учить читать, Чтобы вшей могли считать. Труба на доме покосилась, свалилась. И вот год, другой, третий. На второй год -- совсем на боку. На третий -- поползла по скату крыши, и весной доползла до самого края, свесилась... (Этой трубой меряют годы.) 7. Князь Андрей Порфиръевич. Курчавые, пушкинские -- арапские -- волосы; теперь -- серебряные. Мягкий -- кое-как -- нос. И весь князь -- мягкий. Ребячий смех -- выкатывается из углов глаз и губ. Застенчивый в 70 лет. Тут, в именье, дома -- ходил в теплом, ватном халате, черные железные очки -- на лоб. Оброс мягкими седыми кольчиками бороды и стал красив такой зимней красотой. Когда ему рассказывают что-нибудь смешное, закрывает горстями глаза и смеется в горсть, трет глаза, по-кошачьи...
    4. Рассказ о самом главном
    Входимость: 16. Размер: 69кб.
    Часть текста: мужики. И это я - орловский и келбуйский, я - стреляю в себя, задыхаясь, мчусь через мост, с моста падаю вниз - руки крыльями - кричу... И еще мир. Земля - с сиренью, океанами, Rhopalocera, облаками, выстрелами, неподвижно мчащаяся в синь земля, а навстречу ей, из бесконечностей мчится еще невидимая, темная звезда. Там, на звезде - чуть освещенные красным развалины стен, галерей, машин, три замерзших - тесно друг к другу - трупа, мое голое ледяное тело. И самое главное: чтобы скорее - удар о Землю, грохот, чтобы все это сожглось дотла вместе со мной, и дотла все стены и машины на Земле, и в багровом пламени - новые, огненные я, и потом в белом теплом тумане - еще новые, цветоподобные, тонким стеблем привязанные к новой Земле, а когда созреют эти человечьи цветы... Над Землею - мыслями - облака. Одни - в выси, радостные, легкие, сквозь розовеющие, как летнее девичье платье; другие - внизу, тяжелые, медленные, литые, синие. От них тень быстрым, темным крылом - по воде, по глиняным рубахам, по лицам, по листьям. В тени - отчаянней мечется Rhopalocera головой вправо и влево, и в тени чаще стрельба: солнце не мешает, удобнее целиться. * * * Миры пересеклись, и червь Rhopalocera вошел в мир Куковерова, Талин, мой, ваш - на Духов День (25 мая) в келбуйском лесу. Там - поляна, до краев налитая...
    5. Наводнение
    Входимость: 15. Размер: 60кб.
    Часть текста: черная пыль залезала всюду, ее было не отмыть ничем. Вот будто эта же черная пыль неприметно обволокла все и дома. Так, снаружи, ничего не изменилось. По-прежнему жили вдвоем, без детей. Софья, хоть было ей уже под сорок, была все так же легка, строга всем телом, как птица, ее будто для всех навсегда сжатые губы по-прежнему раскрывались Трофиму Ивановичу ночью - и все-таки было не то. Что "не то" было еще не ясно, еще не отвердело в словах. Словами это в первый раз сказалось только позже, осенью, и Софья запомнила: это было ночью в субботу, был ветер, вода в Неве поднималась. Днем на котле у Трофима Иваныча лопнула водомерная трубка, нужно было пойти и взять запасную на складе при механической. В мастерской Трофим Иваныч не был уже давно. Когда он вошел, ему показалось: не туда попал. Раньше здесь все шевелилось, подзванивало, жужжало, пело - будто ветер играл стальными листьями в стальном лесу. Теперь в этом лесу была осень, ремни трансмиссии хлопали вхолостую, сонно ворочались только три-четыре станка, однообразно вскрикивала какая-то шайба. Трофиму Иванычу стало нехорошо, как бывает, если стоишь над пустой, неизвестно для чего вырытой ямой. Он поскорее ушел к себе в котельную. К вечеру вернулся домой - все еще было нехорошо. Пообедал, лег отдохнуть. Когда встал, все уже прошло, позабылось - и только вроде видел какой-то сон или потерял ключ, а какой сон, от чего ключ - никак не вспомнить. Вспомнил только ночью. Всю ночь со взморья ветер бил прямо в окно, стекла звенели, вода в Неве подымалась. И будто связанная с Невой подземными жилами - подымалась кровь. Софья не спала. Трофим Иваныч в темноте нашел рукою ее колени, долго был вместе с нею. И опять было не то, была какая-то яма. Он лежал, стекло от ветра позвякивало однообразно. Вдруг вспомнилось: шайба, мастерская, хлопающий вхолостую ремень... "Оно самое", -...

    © 2000- NIV