• Приглашаем посетить наш сайт
    Загоскин (zagoskin.lit-info.ru)
  • Cлово "УЭЛЛС"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: УЭЛЛСА, УЭЛЛСУ, УЭЛЛСЕ, УЭЛЛСОМ

    1. Герберт Уэллс
    Входимость: 185. Размер: 86кб.
    2. Г. Д. Уэллс
    Входимость: 41. Размер: 13кб.
    3. Уэллс
    Входимость: 34. Размер: 10кб.
    4. Война в воздухе
    Входимость: 22. Размер: 15кб.
    5. Неугасимый огонь
    Входимость: 21. Размер: 11кб.
    6. Невидимка
    Входимость: 17. Размер: 6кб.
    7. О романе "Машина времени"
    Входимость: 6. Размер: 7кб.
    8. Пильняк Б. - Замятину Е. И., 23 июня 1922 г.
    Входимость: 6. Размер: 11кб.
    9. Критика, публицистика, воспоминания Замятина
    Входимость: 3. Размер: 7кб.
    10. Михайлов О. Н.: Гроссмейстер литературы
    Входимость: 3. Размер: 69кб.
    11. "Грядущая Россия"
    Входимость: 3. Размер: 14кб.
    12. Рай
    Входимость: 3. Размер: 20кб.
    13. Лекции по технике художественной прозы. О сюжете и фабуле
    Входимость: 2. Размер: 30кб.
    14. Лекции по технике художественной прозы. О стиле
    Входимость: 2. Размер: 36кб.
    15. Анненков Юрий: Евгений Замятин
    Входимость: 2. Размер: 92кб.
    16. Литературное творчество Е. И. Замятина (автор неизвестен)
    Входимость: 2. Размер: 7кб.
    17. Постникова Т. В.: Замятин - биобиблиографическая справка
    Входимость: 1. Размер: 14кб.
    18. Новая русская проза
    Входимость: 1. Размер: 35кб.
    19. О моих женах, о ледоколах и о России
    Входимость: 1. Размер: 13кб.
    20. Ремизов Алексей: Стоять - негасимую свечу
    Входимость: 1. Размер: 18кб.
    21. Стрижев А.: Замятин Е. И.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    22. Современный русский театр
    Входимость: 1. Размер: 47кб.
    23. Кертис Джули: "Англичанин… московский" - Евгений Замятин и русская критика (1913—1923)
    Входимость: 1. Размер: 27кб.
    24. Давыдова Татьяна: Евгений Замятин и "Серапионовы братья" - из истории литературной учебы 1920-х гг.
    Входимость: 1. Размер: 31кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Герберт Уэллс
    Входимость: 185. Размер: 86кб.
    Часть текста: Эта каменная, асфальтовая, железная, бензинная, механическая страна - называется сегодняшним XX столетия Лондоном, и естественно, тут должны были вырасти свои железные, автомобильные лешие, свои механические, химические сказки. Такие городские сказки есть: они рассказаны Гербертом Уэллсом. Это - его фантастические романы. Город, нынешний огромный, лихорадочно-бегущий, полный рева, гула, жужжанья, пропеллеров, проводов, колес, реклам - этот город у Уэллса всюду. Сегодняшний город с некоронованным его владыкой - механизмом, в виде явной или неявной функции - непременно входит в каждый из фантастических романов Уэллса, в уравнение любого из Уэллсовских мифов, а эти мифы, как мы дальше увидим, именно логические уравнения. С механизма, с машины - начал Уэллс: первый его роман - "Машина времени", и это - сегодняшний городской миф о ковре-самолете, а сказочные племена морлоков и элоев - это, конечно, экстерполированные, доведенные в своих типичных чертах до уродливости, два враждующих класса нынешнего города. "Грядущее" - это сегодняшний город, показанный через чудовищно-увеличивающий, иронический телескоп: тут все несется со сказочной быстротой, машины, машины, машины, аэропланы, турбинные колеса, оглушительные граммофоны, мелькающие огненные рекламы. "Спящий пробуждается" - опять аэропланы, провода, прожектора, армии рабочих, синдикаты. "Война в воздухе" - снова аэропланы, тучи аэропланов, дирижаблей, стада дрэдноутов. "Борьба миров" - Лондон, лондонские поезда, автомобили, лондонские толпы, и этот выросший на асфальте типичнейший городской леший - марсианин, стальной, шарнирный, механический леший, с механической сиреной - чтобы можно было завывать и гоготать, как подобает всякому исполняющему обязанности лешего. В "Освобожденном мире" - городской вариант сказки о разрыве-траве: но только разрыв-трава найдена не на поляне в ночь на ...
    2. Г. Д. Уэллс
    Входимость: 41. Размер: 13кб.
    Часть текста: самые глаза стали новыми. Все быстрее и все дальше от земли несется аэроплан человечества -- кто знает куда? Может быть, аэроплан пристанет в новых, неведомых странах; может быть, аэроплан опустится на ту же самую нашу старую, прокопченную землю; может быть, аэроплан, управляемый сумасшедшим авиатором, рухнет вниз, оземь -- и вдребезги. Но пока -- мы мчимся: скрываются из глаз страны, королевства, короли, законы, веры... Отличительная черта английского писателя Герберта Уэллса -- тот же самый фантастический полет над землей, та же самая аэропланность, которая характеризует наши дни, -- или, может быть, это не дни, а века? Недаром же Уэллс так любит описывать полеты на аэропланах, сражения в воздухе, путешествие на несущейся "машине времени". Человек слишком быстро привыкает ко всему: мы уже привыкли к аэропланам. Но те, кто помнят первые неуклюжие подъемы аэропланов в воздухе, -- помнят и то впечатление настоящего чуда, которое являлось у зрителей, помнят восторженный рев и бег толпы. Аэроплан -- конечно, чудо, но чудо, питающееся бензином, -- чудо -- с научно, математически точно рассчитанными частями. Эту же самую особенность, свойственную чуду аэроплана, -- мы находим во всех чудесах, во всех сказочных фантазиях Уэллса. Он пишет иной раз о самых как будто невероятных, нелепых вещах: о путешествии на Луну (роман "Первые люди на Луне"), о войне с обитателями планеты Марс (роман "Борьба миров"), о человеческой жизни через 800 000 лет (роман "Машина времени"), о человеке-невидимке (роман "Невидимка"), о великанах (роман "Пища богов"). Но в этих как будто "сказках" -- всякие чудеса творятся не так, как в русских сказках -- "по щучьему велению": все чудеса здесь...
    3. Уэллс
    Входимость: 34. Размер: 10кб.
    Часть текста: фантастических путешествий, побывавший и на Луне, и у морлоков, и у людей каменного века, и в "Новой Утопии", -- он должен был увидеть и фантастическую Россию. И он приехал. Он приехал сюда не так, как приезжали другие иностранцы: не послом от нации к нации или от класса к классу. Единственным его официальным званием было самое почетное и самое интернациональное из званий: писатель. Как писатель он приехал в гости к писателю. Без официальных гидов ходил и смотрел все то, что можно увидеть без официального гида. И кажется, основательней, чем другие иностранцы, познакомился с теперешним русским бытом. Был он в советской столовой; был в одной из тюрем; был в Петрокоммуне; был в школе; был в Академии наук, в Доме ученых, в Доме искусств, в издательстве "Всемирная литература", в Эрмитаже, в Институте экспериментальной медицины, на заседании Петербургского Совета. От многого, естественно, у него остались тяжелые впечатления, особенно -- по контрасту с Англией, где война мало сказалась и где жизнь катится еще по старой наезженной нетряской колее. Многое заинтересовало его: постановка школьного дела (в бывшем Тенишевском училище); теоретически идеальные планы снабжения граждан всем необходимым (в Петрокоммуне); работы Манухина и Павлова в Институте экспериментальной медицины. Петербургские писатели и журналисты принимали Уэллса в Доме искусств. Наскоро сорганизованный обед превратился в торжественное чествование...
    4. Война в воздухе
    Входимость: 22. Размер: 15кб.
    Часть текста: и пал мертвым: как будто в жилах живого существа внезапно свернулась кровь... Все организованные правительства в мире -- рассыпались, как фарфоровые чашки от удара палкой... Анархия, голод, чума -- оказались победителями внизу, на земле... Повсюду -- развалины и мертвые, непогребенные тела, а те, кто пережил все эти ужасы, -- охвачены смертельной апатией... Это было всемирное разложение..." Так великий английский прозорливец Уэллс писал пятнадцать лет тому назад. Все это -- отрывки из его романа "Война в воздухе". Пятнадцать лет назад -- этот роман был фантастическим; теперь он стал бытовым. Пятнадцать лет назад в печати только впервые промелькнули какие-то неясные сведения об аэропланах, будто бы изобретенных американцами, братьями Райт. Мир не верил в крылатого человека: считали это просто газетной уткой. И не видели собиравшихся над головой грозных туч мировой войны: казалось, человечество так далеко ушло от зверя. И, вероятно, улыбались по адресу тех немногих, кто предсказывал близкое крушение всей старой европейской культуры: неколебимой, прочной, вечной представлялась эта культура. Но такие немногие прозорливцы -- все же были. Теперь, когда все это невероятное стало сегодняшним, кажется просто странным: как же это случилось, что все ослепли? Кажется странным: почему не все видели то, что видно было немногим? Перед началом мировой войны и революции мир был котлом без манометра. Кочегары все подкладывали и подкладывали уголь, топки горели все жарче, давление пара все подымалось, и конец мог быть только один: мировой котел разнесло вдребезги. Целыми десятками лет мир вооружался. Целыми десятками лет миллиарды тратились на постройку броненосцев, цеппелинов, пушек. Накоплялись горы пироксилина, пороха. Все великолепное здание старого мира было построено на фундаменте не из камня, а из пироксилина. И все же, как это теперь ни...
    5. Неугасимый огонь
    Входимость: 21. Размер: 11кб.
    Часть текста: к роману Г. Уэллса "Неугасимый огонь", 1922> Кто же не знает Уэллса? Кто не помнит чудесные его сказки о морлоках и элоях, о марсианах и лунных людях, о новейшей химической шапке-невидимке, о проснувшемся спящем, о войне в воздухе? Кто забыл его причудливую и научную, лукаво-логическую и насмешливую фантастику, его аэропланы, дирижабли, лаборатории, машины, огромные будущие города, полные рева, гула, жужжанья, проводов, колес, граммофонов, газет, реклам? И вот, оказывается, мы все-таки еще не знаем Уэллса. Вы развертываете последние его романы -- и вдруг там, на асфальтовых тротуарах, среди бензиновых фимиамов, красных знамен, патентованных средств и людей в котелках -- вы встречаете... Бога. Социалист, математик, химик, шофер, аэропланный пилот -- вдруг заговаривает о Боге. После его научно-фантастических и реалистических романов -- вдруг трактат: "God the invisible King" -- "Бог -- невидимый Король"; и роман "The Soul of a Bishop" -- "Душа епископа" -- о религиозном повороте в душе англиканского священника; и роман "Joan and Peter" -- "Джоана и Питер", где герой Питер ведет диалог с Богом; и роман "The Undying Fire" -- "Неугасимый огонь", в сущности, не роман, а спор о Боге. Этот, неожиданный как будто, поворот Уэллса к религиозным темам произошел недавно, в наши последние дни-годы, с началом мировой войны, с началом европейских революций, и это объясняет все. Случилось только то, что вся жизнь сорвалась с якоря реальности и стала фантастической; случилось только то, что осуществились фантастичнейшие из прозрений Уэллса, фантастика свалилась сверху на землю. И, естественно, неугомонному авиатору надо неизбежно лететь куда-то еще выше, еще дальше, на самое верхнее небо. Нелепая как будто война, неоправданная как будто гибель миллионов людей перед многими поставила мучительный...

    © 2000- NIV