• Приглашаем посетить наш сайт
    Салтыков-Щедрин (saltykov-schedrin.lit-info.ru)
  • Cлово "РАБОТА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: РАБОТУ, РАБОТЫ, РАБОТЕ, РАБОТ

    1. Роберт Майер
    Входимость: 66. Размер: 84кб.
    2. Москва - Петербург
    Входимость: 23. Размер: 64кб.
    3. Встречи с Кустодиевым
    Входимость: 18. Размер: 27кб.
    4. Киносценарий. Подземелье Гунтона
    Входимость: 17. Размер: 33кб.
    5. А. П. Чехов
    Входимость: 16. Размер: 47кб.
    6. Блокноты. Часть 15
    Входимость: 14. Размер: 98кб.
    7. Лекции по технике художественной прозы. Психология творчества
    Входимость: 14. Размер: 19кб.
    8. Закулисы
    Входимость: 14. Размер: 38кб.
    9. Современный русский театр
    Входимость: 12. Размер: 47кб.
    10. Послесловие к 4 тому собрания сочинений Замятина Е. И.
    Входимость: 12. Размер: 11кб.
    11. Народный театр
    Входимость: 11. Размер: 23кб.
    12. Автобиография (вариант 3)
    Входимость: 11. Размер: 24кб.
    13. Лекции по технике художественной прозы. О языке
    Входимость: 10. Размер: 58кб.
    14. Беседы еретика
    Входимость: 9. Размер: 6кб.
    15. Анненков Юрий: Евгений Замятин
    Входимость: 9. Размер: 92кб.
    16. Блоха
    Входимость: 9. Размер: 100кб.
    17. Киносценарий. На дне (вариант 1)
    Входимость: 8. Размер: 38кб.
    18. Ричард Бринсли Шеридан
    Входимость: 8. Размер: 25кб.
    19. Киносценарий. На дне (вариант 2)
    Входимость: 8. Размер: 32кб.
    20. Михайлов О. Н.: Гроссмейстер литературы
    Входимость: 7. Размер: 69кб.
    21. Север
    Входимость: 7. Размер: 88кб.
    22. Кертис Джули: "Англичанин… московский" - Евгений Замятин и русская критика (1913—1923)
    Входимость: 7. Размер: 27кб.
    23. О моих женах, о ледоколах и о России
    Входимость: 6. Размер: 13кб.
    24. О синтетизме
    Входимость: 6. Размер: 23кб.
    25. Русская литература
    Входимость: 6. Размер: 37кб.
    26. Киносценарий. Царь в плену
    Входимость: 6. Размер: 54кб.
    27. Лекции по технике художественной прозы. О сюжете и фабуле
    Входимость: 5. Размер: 30кб.
    28. Ремизов Алексей: Стоять - негасимую свечу
    Входимость: 5. Размер: 18кб.
    29. Герберт Уэллс
    Входимость: 5. Размер: 86кб.
    30. Письмо Сталину
    Входимость: 5. Размер: 12кб.
    31. Блокноты. Часть 12
    Входимость: 5. Размер: 65кб.
    32. Театральные параллели
    Входимость: 5. Размер: 13кб.
    33. Советские дети
    Входимость: 5. Размер: 12кб.
    34. Дубы. Наброски к роману
    Входимость: 4. Размер: 116кб.
    35. Я боюсь
    Входимость: 4. Размер: 15кб.
    36. Киносценарий. Север
    Входимость: 4. Размер: 9кб.
    37. М. Горький
    Входимость: 4. Размер: 29кб.
    38. О сегодняшнем и о современном
    Входимость: 4. Размер: 36кб.
    39. Роман "Мы". Запись 13-я
    Входимость: 4. Размер: 9кб.
    40. Замятин Е. И. - Лебедеву П. И.
    Входимость: 3. Размер: 3кб.
    41. Предисловие к повести Г. О. Куклина "Краткосрочники"
    Входимость: 3. Размер: 4кб.
    42. Блокноты. Часть 14
    Входимость: 3. Размер: 18кб.
    43. История одного города
    Входимость: 3. Размер: 102кб.
    44. Вступительная статья (Переписка Ф. Сологуба и Е. И. Замятина)
    Входимость: 3. Размер: 17кб.
    45. Блокноты. Часть 3
    Входимость: 3. Размер: 33кб.
    46. Житие Блохи
    Входимость: 3. Размер: 14кб.
    47. Блокноты. Комментарии
    Входимость: 3. Размер: 14кб.
    48. Блокноты. Часть 8
    Входимость: 3. Размер: 29кб.
    49. О белом угле
    Входимость: 3. Размер: 7кб.
    50. Давыдова Татьяна: Евгений Замятин и "Серапионовы братья" - из истории литературной учебы 1920-х гг.
    Входимость: 3. Размер: 31кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Роберт Майер
    Входимость: 66. Размер: 84кб.
    Часть текста: научной "католической церкви" часто не осмеливаю т ся усомниться и не решаются шагнуть вперед, и топчутся на месте -- пока не появится смелый научный еретик, научный революционер, носитель научного "за в тра". Судьба научных еретиков -- такая же, как судьба еретиков религиозных: на еретика воздвигают гонение, еретика отлучают от непогрешимой почитаемой "научной церкви"; над еретиком издеваются. И часто только после смерти еретика -- его идеи побеждают и оцениваются по достоинству. Еретиком был в 16-ом веке Коперник, положивший основание современной астрономии. Еретиком был и его продолжатель Галилей, осмелившийся учить, что земля вертится вокруг солнца -- хотя астрономическая наука две тысячи лет твердила, что солнце движется, а земля -- неподвижна. Еретиком был Джордано Бруно, провозглашавший бесконечность вселенной и множественность миров: его сожгли на костре. Еретиком был Фультон, заявивший, что он построил судно, которое движется без весел и паруса -- пароход; над Фультоном смеялись. Но что говорить о временах более или менее отдаленных; даже и теперь, когда наука усвоила правильный взгляд, что все, кажущееся непогрешимым, непогрешимо только относительно, непогрешимо только сегодня, -- даже и теперь иной раз обнаруживаются следы прежнего преклонения перед догмой. Еще так недавно, на нашей памяти, открыты были чудесные свойства радия, опрокидывающие как будто...
    2. Москва - Петербург
    Входимость: 23. Размер: 64кб.
    Часть текста: рода, Петербург - мужеского", - писал Гоголь ровно сто лет назад. Это - как будто случайно брошенная шутка, грамматический каламбур, но в нем так метко подсмотрено что-то основное в характере каждой из двух русских столиц, что это вспоминается и теперь, через сто лет. Петербург с тех пор успел стать Ленинградом, но остался Петербургом гораздо больше, чем Москва - Москвой. Москва отдалась революции стремительней, безоглядней, покорней, чем Петербург. Да и как же иначе: победившая революция стала модой, а какая же настоящая женщина не поторопится одеться по моде? Петербург принимал новое без такой торопливости, с мужским хладнокровием, с большой оглядкой. Он шел вперед медленней, и это понятно: ему приходилось нести с собой тяжелый груз культурных традиций, особенно ощутительных в области искусства. Без этого громоздкого багажа, налегке - московские музы мчались, обгоняя не только Петербург, но и Европу, а иногда заодно и здравый смысл. "Москва требует, чтоб если уж пошло на моду, то чтоб по всей форме была мода!" - подтрунивал над Москвой еще Гоголь, уже он знал эту ее женскую слабость. Впрочем, эта безоглядная погоня за новым - не только женская черта, она идет еще и от молодости: новой Москве, живущей рядом, поверх, сквозь старую, шестисотлетнюю, - минуло только шестнадцать! От неожиданных, пестрейших сочетаний старого и нового - в Москве кружится голова: Петербург строже: он и теперь, как во времена Гоголя - "не любит пестрых цветов". Петербург останется окном в Европу, на Запад; Москва стала дверью, через которую с Востока, сквозь Азию, хлынула в Россию Америка. Это - конечно, не больше, чем схема. В жизни, особенно в зеркальной - в искусстве - такой географической точности нет: там, смотришь, задорный, московский вихор мелькает на Невском проспекте, там крикливая московская площадь притихнет под строгой тенью петербургского Медного Всадника. Но несмотря на эту перетасовку,...
    3. Встречи с Кустодиевым
    Входимость: 18. Размер: 27кб.
    Часть текста: и те слова, какие мне слышались, я торопливо записывал в каталоге -- скоро там были исписаны все поля. Не знаю названия этой картины, вспоминается только: зима, снег, деревья, сугробы, санки, румяное русское веселье -- пестрая, кустодиевская, уездная Русь. Может быть, помимо всего прочего, эта картина так много говорила мне еще и потому, что сам я в те годы жил как раз этими же красками: тогда писалось мое "Уездное". Правда, Кустодиев видел Русь другими глазами, чем я -- его глаза были куда ласковей и мягче моих, но Русь была одна, она соединяла нас -- и встретиться раньше или позже нам было неизбежно. Встреча эта, когда я узнал и полюбил не только Кустодиева, но и Бориса Михайловича,-- случилась нескоро, лет через десять, когда уже не было Петербурга, а был Петроград-Ленинград, когда пышная кустодиевская Русь лежала уже покойницей. О мертвой -- теперь не хотелось говорить так, как можно было говорить о живой; лягать издохшего льва -- эта легкая победа меня не прельщала. Так вышло, что Русь Кустодиева и моя -- могли теперь уложиться на полотно, на бумагу в одних и тех же красках. Так вышло, что с художником Кустодиевым я встретился в общей нашей книге "Русь" -- и это же было началом моего знакомства с человеком Борисом Михайловичем. Осенью 22-го года издательство "Аквилон" прислало мне "русские типы" ...
    4. Киносценарий. Подземелье Гунтона
    Входимость: 17. Размер: 33кб.
    Часть текста: леди. Судья, секретарь суда, приезжие, адвокат Пэрли. Публика в суде.  ЧАСТЬ 1 Шахта. "Клетка" выбрасывает на поверхность углекопов: работа кончена. Проходят: Том Дрэри, Джим Тротэр; возле инженера Джемсона -- услужливый Гартли. Дома у Билла Уотсона: он только что вернулся из соседнего городка, где работает "Лодж" тред-юниона. Обедает -- с женою и Синтией. Входит Том: Уотсон сообщает ему, что завтра -- выборы секретаря "Лоджа", выставлены будут две главные кандидатуры: Том Дрэри и Джек Гартли. Уотсон советует Тому баллотироваться: жалованье секретаря -- хорошее, работа в шахте -- для секретаря необязательна, и, наконец, у него будет возможность не откладывать больше женитьбу на Синтии. Том соглашается выставить свою кандидатуру, но не ради жалованья или карьеры, а ради того, что положение секретаря "Лоджа" увеличит его влияние на рабочих. Положение в копях Гунтона -- серьезное: уголь пошел мягкий, увеличивалась производительность... "Ну, так что же?" -- "А то, что хозяева хотят поэтому уменьшить потонную плату. И, кроме того, хотят перейти на "сплошную" выемку угля, вместо выемки "столбами", а это при мягком угле -- грозит обвалом". Выборы секретаря: углекопы, перед спуском в шахту, кладут свои листки в опечатанный железный ящик. Борьба двух кандидатов -- Тома и Гартли. Уотсон спускается в копи, осматривает: в последних ходах -- действительно, уголь очень мягкий, время от времени слышны "выстрелы" -- треск оседающих сверху пластов, сыплется угольная пыль, вздрагивает слепая рудничная лошадь "Дэвон". Наверху вдет подсчет голосов. Секретарем выбран Том; Гартли, затаив злобу, поздравляет его. Вывешено объявление о снижении расценок и о переходе на...
    5. А. П. Чехов
    Входимость: 16. Размер: 47кб.
    Часть текста: городе Таганроге -- тихая, поросшая травой Монастырская улица. Как и во всех русских уездных городах -- бесконечные заборы. Двухэтажный уездный домик; в нижнем этаже -- вывеска: "Колониальная торговля П. Е. Чехова". П. Е. Чехов -- это Павел Егорович Чехов, отец писателя; и за этими унылыми заборами, в стенах за этой вывеской прошло детство Антона Павловича Чехова. Род Чеховых -- коренной крестьянский. Дед писателя был еще крепостным -- у помещика Воронежской губернии Черткова, отца известного толстовца Черткова. Упорным трудом Егор Чехов скопил три с половиной тысячи, за эту сумму купил у барина вольную для всей своей семьи -- по семьсот рублей за душу -- и переселился с семьей на юг. Тут, недалеко от Таганрога, он долгое время был управляющим в имениях графа Платова, героя войны 1812 года. Отец писателя, Павел Егорович, служил в Таганроге конторщиком. Откладывая, по мелочам, с тем же самым мужицким упорством, как и отец, Павел Егорович сколотил, наконец, немного денег и открыл на Монастырской улице собственную торговлю. К этому времени он уже был женат на Евгении Яковлевне Морозовой, дочери таганрогского купца-суконщика. 19 января 1860 г. у Евгении Яковлевны родился сын Антон. Кроме Антона Павловича -- у П. Е. Чехова было еще четверо сыновей и дочь. Жизнь в домике на Монастырской улице шла по-старинному, крепким, суровым укладом. Детей Павел Егорович воспитывал в строгости, "в страхе Божием", старался сызмалолетства приучить их к церкви. Мальчики должны были строго...

    © 2000- NIV