• Приглашаем посетить наш сайт
    Есенин (esenin.niv.ru)
  • Cлово "ГЛАЗ, ГЛАЗА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ГЛАЗАМИ, ГЛАЗАХ, ГЛАЗОМ

    1. Рассказ о самом главном
    Входимость: 56. Размер: 69кб.
    2. Колумб
    Входимость: 51. Размер: 50кб.
    3. Север
    Входимость: 43. Размер: 88кб.
    4. Наводнение
    Входимость: 41. Размер: 60кб.
    5. Один
    Входимость: 39. Размер: 70кб.
    6. Полуденница
    Входимость: 31. Размер: 36кб.
    7. Бич Божий. Глава 7
    Входимость: 30. Размер: 36кб.
    8. Атилла
    Входимость: 27. Размер: 113кб.
    9. Ёла
    Входимость: 27. Размер: 39кб.
    10. Знамение
    Входимость: 22. Размер: 24кб.
    11. Бич Божий. Глава 2
    Входимость: 22. Размер: 22кб.
    12. Дубы. Наброски к роману
    Входимость: 21. Размер: 116кб.
    13. Бич Божий. Глава 3
    Входимость: 20. Размер: 14кб.
    14. Сказка об Ивановой ночи и маргаритке
    Входимость: 20. Размер: 16кб.
    15. Африка
    Входимость: 20. Размер: 25кб.
    16. Бич Божий. Глава 5
    Входимость: 20. Размер: 18кб.
    17. Огни св. Доминика
    Входимость: 19. Размер: 89кб.
    18. Ловец человеков
    Входимость: 19. Размер: 44кб.
    19. Глаза
    Входимость: 18. Размер: 7кб.
    20. Бич Божий. Глава 4
    Входимость: 18. Размер: 20кб.
    21. Землемер
    Входимость: 17. Размер: 30кб.
    22. Чрево
    Входимость: 17. Размер: 28кб.
    23. Наброски к рассказам
    Входимость: 16. Размер: 59кб.
    24. Общество почетных звонарей
    Входимость: 15. Размер: 120кб.
    25. Непутевый
    Входимость: 15. Размер: 51кб.
    26. Русь
    Входимость: 14. Размер: 20кб.
    27. Воронский А. К.: Литературные силуэты. Евг. Замятин.
    Входимость: 14. Размер: 57кб.
    28. Роман "Мы". Запись 17-я
    Входимость: 14. Размер: 12кб.
    29. Киносценарий. Царь в плену
    Входимость: 14. Размер: 54кб.
    30. Девушка
    Входимость: 13. Размер: 26кб.
    31. Сподручница грешных
    Входимость: 13. Размер: 19кб.
    32. Блоха
    Входимость: 13. Размер: 100кб.
    33. Часы
    Входимость: 12. Размер: 18кб.
    34. Икс
    Входимость: 12. Размер: 38кб.
    35. Бич Божий
    Входимость: 11. Размер: 17кб.
    36. О синтетизме
    Входимость: 11. Размер: 23кб.
    37. Блокноты. Часть 13
    Входимость: 11. Размер: 70кб.
    38. Герберт Уэллс
    Входимость: 11. Размер: 86кб.
    39. Видение
    Входимость: 11. Размер: 9кб.
    40. Лекции по технике художественной прозы. Очерк новейшей русской литературы
    Входимость: 10. Размер: 46кб.
    41. Роман "Мы". Запись 16-я
    Входимость: 10. Размер: 11кб.
    42. Три дня
    Входимость: 10. Размер: 48кб.
    43. Роман "Мы". Запись 19-я
    Входимость: 10. Размер: 11кб.
    44. Апрель
    Входимость: 10. Размер: 20кб.
    45. Детская
    Входимость: 10. Размер: 19кб.
    46. Киносценарий. Пиковая дама
    Входимость: 10. Размер: 37кб.
    47. Киносценарий. Стенька Разин
    Входимость: 9. Размер: 42кб.
    48. Роман "Мы". Запись 25-я
    Входимость: 9. Размер: 12кб.
    49. О чуде, происшедшем в Пепельную Среду (Чудеса)
    Входимость: 9. Размер: 14кб.
    50. Роман "Мы". Запись 6-я
    Входимость: 9. Размер: 12кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Рассказ о самом главном
    Входимость: 56. Размер: 69кб.
    Часть текста: - с сиренью, океанами, Rhopalocera, облаками, выстрелами, неподвижно мчащаяся в синь земля, а навстречу ей, из бесконечностей мчится еще невидимая, темная звезда. Там, на звезде - чуть освещенные красным развалины стен, галерей, машин, три замерзших - тесно друг к другу - трупа, мое голое ледяное тело. И самое главное: чтобы скорее - удар о Землю, грохот, чтобы все это сожглось дотла вместе со мной, и дотла все стены и машины на Земле, и в багровом пламени - новые, огненные я, и потом в белом теплом тумане - еще новые, цветоподобные, тонким стеблем привязанные к новой Земле, а когда созреют эти человечьи цветы... Над Землею - мыслями - облака. Одни - в выси, радостные, легкие, сквозь розовеющие, как летнее девичье платье; другие - внизу, тяжелые, медленные, литые, синие. От них тень быстрым, темным крылом - по воде, по глиняным рубахам, по лицам, по листьям. В тени - отчаянней мечется Rhopalocera головой вправо и влево, и в тени чаще стрельба: солнце не мешает, удобнее целиться. * * * Миры пересеклись, и червь Rhopalocera вошел в мир Куковерова, Талин, мой, ваш - на Духов День (25 мая) в келбуйском лесу. Там - поляна, до краев налитая крепчайшим, зеленым, процеженным сквозь листья солнечным соком; посреди поляны огромный сиреневый куст, ветви согнуты тяжестью цветов; и под кустом, по пояс в земле - каменная баба с желтой тысячелетней улыбкой. Сюда придут сейчас к Куковерову пятеро келбуйских мужиков, чтобы сказать ему, когда они начинают: послезавтра, завтра, может быть - даже сегодня. Но пока еще пять минут Тале и Куковерову быть здесь вдвоем. У Куковерова нет спичек, и он ловит солнце лупой - закурить. Молча растет на папироске седой, чуть курчавый пепел, и как пепел - у Куковерова волосы, а под пеплом... Чтобы не смотреть на нестерпимые эти изгибы в ...
    2. Колумб
    Входимость: 51. Размер: 50кб.
    Часть текста: Иван Иваныча обучать дьячку Евдокиму. Временно, конечно. Дьячок Евдоким пчел до страсти любил водить. И пока о пчелах Ивану Иванычу рассказывал, о премудром житье их, слушал малый его. А как чуть Евдоким насчет чистописания или диктанта -- так сейчас Иван Иваныч лататы. Евдоким -- за ним. Догнать-то, конечно, куда уж... А вот засядет Евдоким в бурьян или где-нибудь там за дверью -- да оттуда скок. И сцапает Ивана и представит к отцу: так и так, мол, шалберничает малый, приструнить бы надо. А Иван Иваныч пред отцом стоит, ижицей ноги растопырил, упористо этак: сдвинь-ка, мол. И лоб нагнул, а на лбу, слева и справа, колечки жестких волос, как у бычка молодого. Пощупать тихонько бы: нет ли под теми колечками, не выбиваются ли маленькие твердые рожки. Отец мимо куда-то в окно гладит, равнодушен: -- Ну, что там... Это ведь так себе, временно. А вот когда мы тебе англичанина достанем из Соединенных Штатов, тогда уж... Ты, брат, одно себе запомни, какая твоя фамилия особенная. Сообразно живи... Прошло года три -- и сковырнулся старый Колумб: пробовал собственного изобретения молотилку, разнесло молотилку вдрызг -- самого и убило. Так и помер -- сыну американца не отыскал. Открылись долги, землишку Колумбы продали, мать уехала к тетке в именье жить. А Ивану Иванычу куда же деваться? Ивану Иванычу только и осталось в юнкерское идти. В юнкерском Иван Иваныч раскорячился, стал в коридоре подле бака с водой кипяченой, да так два дня и простоял: воду...
    3. Север
    Входимость: 43. Размер: 88кб.
    Часть текста: за солью. Сам, собственноручно, всякой записывает долг в зелененькую книжку: все тут -- у Кортомы в зелененькой книжке. И милостиво королюет Кортома, милостиво шутит с женками. -- Эй ты, холмогорка, чего у тебя за пазухой-то напхато? Вот ведь только чуть отвернись... Ничего, говоришь? А ну, дай-кось... У холмогорки грудь -- горячая, ёрзкая. И вот никак Кортома не вспомнит: была ли, нет ли у него наверху, в собственной конторе? На всякий случай ставит Кортома в книжечке метку: букву Н. В углу холмогорка -- вся кумач -- застегивает кумачовую кофту Бабка Матрена-Плясея, широкая, теплая -- русская печь-мать, помогает холмогорке, уговаривает ее, как дите: -- Молчи-молчи, ш-ш... Ведь все на местях осталось, ну? Чего южишь мухой? Бабке Матрене товар выдается без записи: с бабкой Матреной у Кортомы свои, особые счеты... На столе в конторе -- самовар: скуластый, руки в боки -- кирпичом натерт -- сияет. В сияющем самоварном брюхе -- по-своему, самоварному, приплюснуто, перевернуто -- отражен весь мир. И на своем самоварном языке -- самовар, несомненно, мыслит: "Мир -- мой. Мир -- во мне. И что бы без меня стал делать мир?" Самовар милостиво ухмыляется миру... Перед самоваром -- Кортома. Кортома в самоваре -- как в зеркале: приплюснутый, широкоскулый, медно-добродушный. Самовар в Кортоме -- как в зеркале: рыластый, веселый, бьет день и ночь белым ключом, попыхивает белым дымком. Самовар благодетельствует Кортому чаем. Кортома проводит долги по бухгалтерским книгам. Счета у Кортомы -- в строгом порядке, не как-нибудь, а по тройной бухгалтерии. -- Пора жить согласно западноевропейским народам,-- такая есть...
    4. Наводнение
    Входимость: 41. Размер: 60кб.
    Часть текста: раз сказалось только позже, осенью, и Софья запомнила: это было ночью в субботу, был ветер, вода в Неве поднималась. Днем на котле у Трофима Иваныча лопнула водомерная трубка, нужно было пойти и взять запасную на складе при механической. В мастерской Трофим Иваныч не был уже давно. Когда он вошел, ему показалось: не туда попал. Раньше здесь все шевелилось, подзванивало, жужжало, пело - будто ветер играл стальными листьями в стальном лесу. Теперь в этом лесу была осень, ремни трансмиссии хлопали вхолостую, сонно ворочались только три-четыре станка, однообразно вскрикивала какая-то шайба. Трофиму Иванычу стало нехорошо, как бывает, если стоишь над пустой, неизвестно для чего вырытой ямой. Он поскорее ушел к себе в котельную. К вечеру вернулся домой - все еще было нехорошо. Пообедал, лег отдохнуть. Когда встал, все уже прошло, позабылось - и только вроде видел какой-то сон или потерял ключ, а какой сон, от чего ключ - никак не вспомнить. Вспомнил только ночью. Всю ночь со взморья ветер бил прямо в окно, стекла звенели, вода в Неве подымалась. И будто связанная с Невой подземными жилами - подымалась...
    5. Один
    Входимость: 39. Размер: 70кб.
    Часть текста: тени мчатся вправо и влево, а за ними бежит ужас. Черный кошмар. Вьюга вцепилась в решетку, бьется за окном, рыдает в холодном мраке. А внизу под ним, под его ногами, ходит кто-то. Мечется целые ночи -- взад и вперед -- без конца. -- Отчего он не спит никогда? Вздрагивает тьма, шепчет страшную мысль: -- Быть может, уже безумный он -- мечется там? А он все ходит, неведомый, взад и вперед -- целые ночи. Без конца. Не взойдет никогда солнце. Вечно будет ходить он, страшный, внизу... И вдруг -- замолк глухою, темною ночью. -- Где он? Умер? Увезли его? Молчат стены кругом.  * * * Пустой гроб внизу. Немые стены кругом. Как слепые вихри во тьме -- безумные мысли. Все ходить, ходить... -- Как тот, что был внизу. А потом увезут так же ночью? Семь шагов, семь шагов. Толпятся, гонятся стены. Мелькают старые надписи. Чьи-то имена, забытые, полустертые, чьи-то стихи, скорбные, рыдают на холодном камне. Кто их писал? И где теперь они и их муки? За окном -- колокола, звонят -- плачут, далеко...

    © 2000- NIV