• Приглашаем посетить наш сайт
    Грибоедов (griboedov.lit-info.ru)
  • Cлово "ОДИН"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Y Z
    Поиск  
    1. Дубы. Наброски к роману
    Входимость: 60. Размер: 116кб.
    2. Герберт Уэллс
    Входимость: 59. Размер: 86кб.
    3. Роберт Майер
    Входимость: 59. Размер: 84кб.
    4. Рассказ о самом главном
    Входимость: 54. Размер: 69кб.
    5. Блокноты. Часть 15
    Входимость: 49. Размер: 98кб.
    6. Наводнение
    Входимость: 48. Размер: 60кб.
    7. Блокноты. Часть 13
    Входимость: 45. Размер: 70кб.
    8. Один
    Входимость: 40. Размер: 70кб.
    9. Михайлов О. Н.: Гроссмейстер литературы
    Входимость: 38. Размер: 69кб.
    10. Север
    Входимость: 37. Размер: 88кб.
    11. А. П. Чехов
    Входимость: 37. Размер: 47кб.
    12. Атилла
    Входимость: 36. Размер: 113кб.
    13. История одного города
    Входимость: 35. Размер: 102кб.
    14. Воронский А. К.: Литературные силуэты. Евг. Замятин.
    Входимость: 33. Размер: 57кб.
    15. Огни св. Доминика
    Входимость: 32. Размер: 89кб.
    16. Африканский гость
    Входимость: 32. Размер: 103кб.
    17. Блокноты. Часть 12
    Входимость: 31. Размер: 65кб.
    18. Киносценарий. Царь в плену
    Входимость: 31. Размер: 54кб.
    19. Лекции по технике художественной прозы. О сюжете и фабуле
    Входимость: 29. Размер: 30кб.
    20. Блокноты. Часть 10
    Входимость: 29. Размер: 48кб.
    21. Ловец человеков
    Входимость: 28. Размер: 44кб.
    22. Анненков Юрий: Евгений Замятин
    Входимость: 28. Размер: 92кб.
    23. Ричард Бринсли Шеридан
    Входимость: 28. Размер: 25кб.
    24. Воспоминания о Блоке
    Входимость: 27. Размер: 31кб.
    25. Лекции по технике художественной прозы. О языке
    Входимость: 27. Размер: 58кб.
    26. Общество почетных звонарей
    Входимость: 26. Размер: 120кб.
    27. Блокноты. Часть 3
    Входимость: 26. Размер: 33кб.
    28. Современный русский театр
    Входимость: 26. Размер: 47кб.
    29. Ёла
    Входимость: 25. Размер: 39кб.
    30. Новая русская проза
    Входимость: 24. Размер: 35кб.
    31. Москва - Петербург
    Входимость: 24. Размер: 64кб.
    32. М. Горький
    Входимость: 24. Размер: 29кб.
    33. Наброски к рассказам
    Входимость: 24. Размер: 59кб.
    34. Блоха
    Входимость: 24. Размер: 100кб.
    35. Блокноты. Часть 11
    Входимость: 23. Размер: 57кб.
    36. Русская литература
    Входимость: 23. Размер: 37кб.
    37. Закулисы
    Входимость: 22. Размер: 38кб.
    38. Киносценарий. Жизнь начинается снова
    Входимость: 22. Размер: 27кб.
    39. Встречи с Кустодиевым
    Входимость: 22. Размер: 27кб.
    40. Никоненко С.: Создатель
    Входимость: 22. Размер: 43кб.
    41. О синтетизме
    Входимость: 21. Размер: 23кб.
    42. О сегодняшнем и о современном
    Входимость: 21. Размер: 36кб.
    43. Краткая история "Всемирной литературы" от основания и до сего дня
    Входимость: 20. Размер: 45кб.
    44. Икс
    Входимость: 20. Размер: 38кб.
    45. Киносценарий. Война и мир
    Входимость: 19. Размер: 33кб.
    46. Бич Божий. Глава 7
    Входимость: 19. Размер: 36кб.
    47. Полуденница
    Входимость: 19. Размер: 36кб.
    48. Белая любовь (Федор Сологуб)
    Входимость: 18. Размер: 20кб.
    49. Колумб
    Входимость: 18. Размер: 50кб.
    50. Блокноты. Часть 8
    Входимость: 18. Размер: 29кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Дубы. Наброски к роману
    Входимость: 60. Размер: 116кб.
    Часть текста: что весна, и никакой радости. Старушка остановилась перед лужей: не перешагнуть. Набрала камушков: набросает на лужу камушков -- ступит, опять набросает -- опять ступит... Стоит девочка на углу, плачет -- навзрыд. Беленькая, лет 9-8. Дама подходит к ней -- так жалко. Погладила по головке -- и ласково: -- Ты чего, миленькая, плачешь, а? Обидел кто? А? Девочка обернулась: -- А тебе што? В морду хошь?.. "Не могу же я бросить насиженный кусок хлеба", -- писал виленский гражданин. Мужик привез себе рояль. В дверь избы не входит: не рубить же дверь? Отпилили бок у клавиатуры. -- Да ты что же это делаешь? -- А что? Там еще осталось довольно -- ребятам хватит. Попросили мужика свезти в усадьбу X. Зима. Повез -- ухмыляется. В поле остановился. -- Ну что же, скоро будет? -- Что? -- Усадьба. -- Да вот она, тут: ты валенцем копни -- увидишь. Копнула: под снегом закоптелые кирпичи. По деревне слух идет: Вшей всех взяли на учет, Стали баб учить читать, Чтобы вшей могли считать. Труба на доме покосилась, свалилась. И вот год, другой, третий. На второй год -- совсем на боку. На третий -- поползла по скату крыши, и весной доползла до самого края, свесилась... (Этой трубой меряют годы.) 7. Князь Андрей Порфиръевич. Курчавые, пушкинские -- арапские -- волосы; теперь -- серебряные. Мягкий -- кое-как -- нос. И весь князь -- мягкий. Ребячий смех -- выкатывается из углов глаз и губ. Застенчивый в 70 лет. Тут, в именье, дома -- ходил в теплом, ватном халате, черные железные очки -- на лоб. Оброс мягкими седыми кольчиками бороды и стал красив такой зимней красотой. Когда ему рассказывают что-нибудь смешное, закрывает горстями глаза и смеется в горсть, трет глаза, по-кошачьи...
    2. Герберт Уэллс
    Входимость: 59. Размер: 86кб.
    Часть текста: одной породы - автомобили, и никакого другого весеннего благоухания - кроме бензина. Эта каменная, асфальтовая, железная, бензинная, механическая страна - называется сегодняшним XX столетия Лондоном, и естественно, тут должны были вырасти свои железные, автомобильные лешие, свои механические, химические сказки. Такие городские сказки есть: они рассказаны Гербертом Уэллсом. Это - его фантастические романы. Город, нынешний огромный, лихорадочно-бегущий, полный рева, гула, жужжанья, пропеллеров, проводов, колес, реклам - этот город у Уэллса всюду. Сегодняшний город с некоронованным его владыкой - механизмом, в виде явной или неявной функции - непременно входит в каждый из фантастических романов Уэллса, в уравнение любого из Уэллсовских мифов, а эти мифы, как мы дальше увидим, именно логические уравнения. С механизма, с машины - начал Уэллс: первый его роман - "Машина времени", и это - сегодняшний городской миф о ковре-самолете, а сказочные племена морлоков и элоев - это, конечно, экстерполированные, доведенные в ...
    3. Роберт Майер
    Входимость: 59. Размер: 84кб.
    Часть текста: сти сегодняшнего -- а как же усомниться, если оно непогрешимо, как признанный догмат церкви? И служители научной "католической церкви" часто не осмеливаю т ся усомниться и не решаются шагнуть вперед, и топчутся на месте -- пока не появится смелый научный еретик, научный революционер, носитель научного "за в тра". Судьба научных еретиков -- такая же, как судьба еретиков религиозных: на еретика воздвигают гонение, еретика отлучают от непогрешимой почитаемой "научной церкви"; над еретиком издеваются. И часто только после смерти еретика -- его идеи побеждают и оцениваются по достоинству. Еретиком был в 16-ом веке Коперник, положивший основание современной астрономии. Еретиком был и его продолжатель Галилей, осмелившийся учить, что земля вертится вокруг солнца -- хотя астрономическая наука две тысячи лет твердила, что солнце движется, а земля -- неподвижна. Еретиком был Джордано Бруно, провозглашавший бесконечность вселенной и множественность миров: его сожгли на костре. Еретиком был Фультон, заявивший, что он построил судно, которое движется без весел и паруса -- пароход; над Фультоном смеялись. Но что говорить о временах более или менее отдаленных; даже и теперь, когда наука усвоила правильный взгляд, что все, кажущееся непогрешимым, непогрешимо только относительно, непогрешимо только сегодня, -- даже и теперь иной раз обнаруживаются следы прежнего преклонения перед догмой. Еще так недавно, на нашей памяти, открыты были чудесные свойства радия, опрокидывающие как будто непогрешимейшие научные законы, -- и на нашей памяти не...
    4. Рассказ о самом главном
    Входимость: 54. Размер: 69кб.
    Часть текста: крыльями - кричу... И еще мир. Земля - с сиренью, океанами, Rhopalocera, облаками, выстрелами, неподвижно мчащаяся в синь земля, а навстречу ей, из бесконечностей мчится еще невидимая, темная звезда. Там, на звезде - чуть освещенные красным развалины стен, галерей, машин, три замерзших - тесно друг к другу - трупа, мое голое ледяное тело. И самое главное: чтобы скорее - удар о Землю, грохот, чтобы все это сожглось дотла вместе со мной, и дотла все стены и машины на Земле, и в багровом пламени - новые, огненные я, и потом в белом теплом тумане - еще новые, цветоподобные, тонким стеблем привязанные к новой Земле, а когда созреют эти человечьи цветы... Над Землею - мыслями - облака. Одни - в выси, радостные, легкие, сквозь розовеющие, как летнее девичье платье; другие - внизу, тяжелые, медленные, литые, синие. От них тень быстрым, темным крылом - по воде, по глиняным рубахам, по лицам, по листьям. В тени - отчаянней мечется Rhopalocera головой вправо и влево, и в тени чаще стрельба: солнце не мешает, удобнее целиться. * * * Миры пересеклись, и червь Rhopalocera вошел в мир Куковерова, Талин, мой, ваш - на Духов День (25 мая) в келбуйском лесу. Там - поляна, до краев налитая крепчайшим, зеленым, процеженным сквозь листья солнечным соком; посреди поляны огромный сиреневый куст, ветви согнуты тяжестью цветов; и под кустом, по пояс в земле - каменная баба с желтой тысячелетней улыбкой. Сюда придут сейчас к Куковерову пятеро келбуйских мужиков, чтобы сказать ему, когда они начинают: послезавтра, завтра, может быть - даже сегодня. Но пока еще пять минут Тале и Куковерову быть здесь вдвоем. У Куковерова нет спичек, и он ловит солнце лупой - закурить. Молча растет на...
    5. Блокноты. Часть 15
    Входимость: 49. Размер: 98кб.
    Часть текста: утопленник, 600 франков в месяц. Для практики Общества спасения утопающих. Конечно -- русский безработный. <3-я страница обложки> Роман "Сашки-милиционера". Воспоминания Фигнер. Книги: Фолкнер. "Вопль и ярость". Берлин. Воскресенье. На дворе -- нищий, поет: в белом воротничке, сверху видно -- прекрасный пробор, начищенные сапоги... На углу -- босой. Много молодых, хорошо одетых парней, просят милостыню. Приближение Рождества. "Серебряное" и "золотое" воскресенье. На дворе утром однажды выросла куча елок. На улицах -- тоже. Елки, освещенные на площадях. В "серебряное" воскресенье -- ларьки с товарами на улицах. На Alexanderplatz. В этот день торгуют магазины, но фабрики и учреждения не работают: толпы народа на тротуарах, у Тица, у Вертгейма, иллюминованные снаружи здания универмагов. Wedding -- кварталы по пути. Новые дома, выстроенные на займы. Чистота -- такая же, как и на главных улицах, только меньше света. Те же Тицы, Вертгеймы, ...

    © 2000- NIV